Исторія и описаніе Русскихъ гербовъ,

СЪ ИЗОБРАЖЕНІЕМЪВСЕХЪ ДВОРЯНСКЕХЪ ГЕРБОВЪ,С.

-ПЕТЕРБУРГЪ.

1892.
Дозволено цензурою. С.-Петербургъ 23 Сентября 1892 года.

Андреяновы.—Григорій Андреяновъ въ 1627 году владелъ поместьями ...... 27
Бакуринекіе.—Николай Бакурпнскій, въ 1609 году, по привиллегіи Польскаго Короля Сигизмунда ІІІ-го, имелъ во владеніи деревни. 20
Бестужевы и Бестужевы-Рюмины.—Гавріилъ Бестъ (изъ дома Бестю- ровъ) выехалъ изъ Кента (Англіи) въ 1403 г. къ Вел. Кн. Василію Дішитр. У него сынъ Яковъ Рюма. Въ 1701 г. повелено называться потомкамъ его, Бестужевыми-Рюминами . , . 39
Бирюковы.—Въ 1683 году владели деревнями 21
Болкуновы.—Матвей и Иванъ Болкуновы, записаны въ боярской книге въ жилецкомъ списке 1692 года 33
Бологовскiе. Жалованы были въ 1652 г. поместьями 42
Бредихины. — Жалованы были въ 1613 г. поместьями 45
Брезовскiе.—-Польскіе шляхтичи: Алексей и Иванъ Харлампіевъі-Брезовскіе, выехали въ Россію изъ Вильны въ 1671 и 1680 годахъ и верстаны поместнымъ окладомъ 40
Брискорны.—1799 года Апреля 21 дня Действительному Статскому Советнику Врискорну, Всемилостивейше дозволено принять доставленный ему отъ Рыцарства Курляндскаго Индегенатъ и, ему и роднымъ братьямъ его, Шляхетное Россійской Имперіи достоинство 41
Бузовлевы. —Иванъ Ивановъ, въ 1649 г., и Павелъ Михайловъ, въ 1691 году, Вузовлевы записаны въ списке городовыхъ дворянъ и верстаны поместнымъ окладомъ 36
бар. Букегевденъ. — Принадлежатъ къ древнему дворянству прибалтійскаго края, и въ офиціальныхъ документахъ съ 1788 года именуются баронами 44
Бунины.—Происходятъ отъ выехавшаго изъ Польши къ Вел. Кн. Василію Васильевичу, мужа знатнаго Сімеона Еунковскаго. Правнукъ его Александръ Лаврентьевъ Бунинъ, служилъ по Владиміру и убитъ подъ Казанью. Стольникъ Козма Леонтьевъ Бунинъ, въ 1676 г. за службу и храбрость пожалованъ на поместья грамотою 39
Бухарины.—Евстиф ей Ивановъ Бухаринъ, за службу, въ-І564 году, жадованъ поместьями 24
Белаго.—За Кириломъ Белаго, въ 1626 г. въ писцовыхъ книгахъ писаны поместья, на которыя ему и детямъ его Прокофью и Афонасью .пожалованы грамоты 45
Белявскіе. — Максимъ Белявскій въ 1804 г. произведенъ въ Коллежскіе Ассессоры и пожалованъ на дворянское достоинство дипломъ 47
Веймарнъ.—Капитанъ Іобетъ и Антонъ Веймарнъ, Шведскимъ Королемъ Карломъ XI пожалованы въ подтвержденіе древняго дворянскаго достоинства, дипломомъ и гербомъ въ 1693 году 27
ГраФы Волкенштейнъ.—Въ 1292 г. Рудольфъ Филандеръ, Тирольскій дворянинъ, пріобрелъ во владеніе замокъ Волкенштейнъ. Потомки его сделались баронами, а затемъ достигли и графскаго достоинства. Происшедшій отъ сего рода Іоганъ Георгъ Либератъ графъ Волькенштейнъ, въ 1708 году вступилъ въ Россійскую военную службу и сделался подданнымъ Всероссійской Имперіи. Сынъ его графъ Семенъ Волкенштейнъ служилъ Полковникомъ 21
Волковы.—Федоръ Григорьевичъ Волковъ, находясь при Всероссійскомъ ИМПЕРАТОРСКОМЪ Дворе камеръфурьероыъ 6-го класса, въ 1799 г. пожалованъ въ дворянское достоинство 45
Волынскіе.—Князь Дмитрій Михайловичъ Волынской-Боброкъ, выехалъ въ Москву къ Вел. Кн. Дмитрію Іоанновичу Донскому, изъ Волынскія земли и Великій Князь отдалъ за него въ супружество сестру свою Княжну Анну Ивановну. Дети Дмитрія Михайловича Борисъ и Давыдъ были въ Боярахъ и отъ Давыда пошли Вороные Волынскіе, а отъ
Бориса Волынскіе 36
Второвы. - Исай Анисимовъ Второвъ, въ 1665 году верстанъ поместнымъ окладомъ . . 21
Быродовы.— Семенъ Осиповъ Выродовъ, въ 1645 году за службу жалованъ поместьями. 28
Гербель.—Родіонъ Гербель выехалъ изъ Швейцаріи и принявъ Россійское подданство, находился въ службе Инженеръ Генералъ-Лейтенантомъ и пожалованъ за долговременную и усердную службу въ вечное и потомственное владеніе деревнями 26
Геслеръ.—Иванъ Федоровичъ Геслеръ, находясь при ИМПЕРАТОРСКОМЪ Дворе Камеръ- фурьеромъ 6-го класса, въ 1799 году пожалованъ въ дворянское достоинство 29
Гладковы —Селиверстъ Гладковъ, въ 1670 году имелъ во владеніи поместья ... 25
Голенищевы .—Тимофей Пантелеевъ Голенищевъ, въ 1683 году за службу и храбрость пожалованъ поместьями 20
Голенкины.—Жалованы въ 1629 году помtстьями 33
ГорленКИ.—Прилуцкін Полковникъ Лазарь Горленко, въ 1666 году за храбрость, мужество и врность, пожалованъ въ дворянское достоинство . 24
Грибунины. — Петръ Семеновъ Гри- бунинъ въ 1793 году получилъ чинъ прапорщика 45
Давыдовы. — Андронъ Давыдовъ писанъ въ городовыхъ дворянахъ по Ряжску и за нимъ въ 1622 году состояли поместья и вотчины съ крестьянами 20
Дедюлены.—Иванъ Васильевичъ Дедюлинъ былъ думнымъ дворяниномъ и Обоянскимъ Наместникомъ и въ 1561 году пожалованъ на поместья грамотою 23
ЕВСЮКОВЫ.—Въ 1694 году влад?ли недвижимымъ съ крестьянами им?ніемъ ... 29
Елисеевы. — Азаръ Елисеевъ, писанъ сыномъ Боярскимъ. Василій Назаровъ Елисеевъ въ 1675 году верстанъ пом?стнымъ
окладомъ 32
ЕліашевиНИ. —Иванъ Еліашевичъ влад?лъ, пожалованными предкамъ его, въ Жмудскомъ Княжеств? маетностями. Акимъ Еліашевичъ переселился въ Польшу; его потомки находясь въ Россіи, служили въ разныхъ чинахъ и въ 1779 году поручику Федору Еліа- шевичу съ братьями дозволено писаться изъ
Польскаго шляхетства 36
Емельяновы. — Иванъ Никифоровъ Емельяновъ, въ 1627 году написанъ въ Курской десятине съ поместнымъ окладомъ . . 31
Ефремовы.—Николай Ефремовъ произведенъ въ 1798 году, въ статскіе советники, а братья его: Павелъ, въ 17.99 году, въ надворные советники и Григорій, въ 178 4 году въ коллежскіе ассессоры и въ 1803 г. на дворянское достоинство имъ пожалованы дипломы ... 23
Жердины.—Петръ еедоровъ Жердинъ, находясь въ Лейбъ-Компаніи, по Именному Указу Императрицы 1741 года Декабря 31 дня всемилостивейше пожалованъ съ законными его рожденными и впредь рождаемыми детьми и потомствомъ ихъ, въ дворянское достоинство 33
Захарьины.—Въ 1683 году за службу верстаны поместныхъ окладомъ 44
Званцовы. — Петръ Павловичъ Званцовъ, находясь при ИМПЕРАТОРСКОМЪ Дворе камеръ-фурьеромъ 6 класса, въ 1799 году Всемилостивейше пожалованъ въ дворянское достоинство 35
Золотаревы.—Степанъ Золотаревъ въ 1647 году жалованъ поместными землями . . 31
Ивановы.—Иванъ Ивановъ, въ 1674 г. владелъ поместьями 47
Ивашевы. — Жалованы въ 1597 году поместьями 27
Ивашкины.—Семенъ Федоровичъ Ковыло-Висловъ, выехалъ изъ Литвы въ Москву къ Вел. Кн. Василію Дмитріевичу, а оттуда въ Рязань къ Вел. Кн. Олегу. Сынъ его Семенъ Семеновичъ при Вел. Кн. Василіе Васильевиче находился бояриномъ. У Семена Семеновича изъ Англіи и пожалованъ поместьемъ. Братъ его Томасъ, или Фома, Каръ за верную службу и за Московское осадное сиденье, отъ Царя Михаила Феодоровича пожалованъ поместьемъ.
Кацаревы. — Изъ древняго благороднаго рода, изъ Эпира, Кацаросъ, получившаго свое названіе отъ одного изъ потомковъ Казарскихъ Кагановъ, имянуемаго Кацаръ-Каганъ, который по крещеніи названъ Георгіемъ. Потомки его находились въ Греціи чиновниками какъ духовнаго, такъ и воинскаго служенія и владели поместьями. Иванъ Павловичъ Кацаревъ съ братомъ своимъ Дмитріемъ въ 1735 году, выехали въ Россію и служили въ разныхъ чинахъ Качаловы.—Иванъ Емельяновичъ Качаловъ, за службу, храбрость и ратоборство въ 1654 году, пожалованъ грамотою на поместья въ 1676 году. За Федоромъ и Юріемъ Яковлевичами, въ отказныхъ книгахъ въ 1679 году писаны поместья
Кишенские.—Андрей Яковлевъ Кишененскій, находился въ жильцахъ и жалованъ въ ; 1624 году на поместья грамотою ....
Ключаревы.—Жалованы въ 1628 году поместьями
Козодавлевы.—Жалованы чинами и поместьями въ 1606 году: происходятъ изъ Мекленбургской древней, благородной фамиліи и предокъ Козодавлевыхъ, Косъфонъ-Даленъ, выехалъ въ Россію изъ Германіи
Колокольцовы.—Выехали въ XV столетіи изъ Золотой Орды
Колошины.— За Дмитріемъ Колошинымъ, въ 1698 году писаны поместья.
Комаровы. —Иванъ Комаровъ въ 1799 г. произведенъ въ Коллежскіе Ассессоры, а въ 1829 году пожалованъ на дворянское достоинство дипломъ
Кондратьевы. —Черкаскаго Сумскаго полка Полковникъ Герасимъ Кондратьевъ, служилъ Государямъ, Царямъ и Великимъ Князьямъ: Алексею Михайловичу, Федору Алексеевичу, Іоанну Алексеевичу и Петру Алексеевичу въ полевыхъ местахъ, многіе города построилъ, людей населилъ; также на- ; ходился въ полкахъ и походахъ съ Боярами и Воеводами и на бояхъ раненъ многими тяжелыми и увечными ранами. Сынъ его Андрей Герасимовъ за многія и верныя службы отца своего, въ 1684 году пожалованъ въ тотъ же Сумскій полкъ, на место умершаго брата Григорья, Полковникомъ. Въ 1687 году Герасима Кондратьева за службы, походы и раны поведено написать по Московскому Дворянскому списку, а Андрей Кондритьевъ пожалованъ въ Стольники
Коноваловы.—Сергей Коноваловъ въ 1809 году произведенъ въ Надворные Советники, а въ 1827 году пожалованъ на дворянское достоинство дипломъ
КорбутовекІе. — Сюфанъ Ивановъ Корбетовскій, выехалъ въ Россію изъ Полыни, служилъ въ полку Смоленской шляхты и пожалованъ въ 1661 году поместьями Костливцовы.—Жалованы въ 1581 г. поместьями
Кривцовы.—Жалованы въ 1623 году поместьями
Куломзины.—Жалованы въ 1616 году поместьями
Кухарскіе.—Жалованы въ 1630 году поместьями Г
Летюхины. — Петръ Федоровъ Летюхинъ, произведенъ въ 1790 году въ Статскіе Советника, а въ 1806 г. пожалованъ на дворянское достоинство дипломъ 44
Донгиновы.-Николай Лонгиновъ, въ 1820 году произведенъ въ Действительные Статскіе Советники, а въ 1828 году пожалованъ на дворянское достоинство дипломъ 42
Лызловы.—Сверботъ Лызовецкій, а по крещеніи Григорій, въ 1891 году выехалъ изъ Литвы къ Вел. Кн. Василію Дмитріевичу въ числе посланниковъ за невестою его изъ шляхты и служилъ при немъ. Великомъ Князе, въ Москве 23
Любавскіе. — Федоръ Михайловичъ Любавскій, за многую службу и за Московское осадно есиденье, изъ стараго его поместья, отъ Государя Царя я Великаго Князя Ми- хайла Феодоровича, въ 1615 году пожалованъ выехалъ изъ Литвы, въ 1471 году, въ Москву къ Великому Князю Ивану Васильевичу. Происшедшій отъ него Михайло Марковъ Мартъяновъ пожалованъ за службу въ 1651 г. на вотчину грамотою 32
Масоловы.— Перфилій Борисовъ Масо- лопъ, написанъ въ списке 1676 года между помещиковъ и вотчинниковъ. Потомки его служили копейную и полковую службы и владели наследственно деревнями 33
Фонъ-Мендель. — Происходятъ изъ Ниремберга, некоторые находились въ Прусской службе, где имели поместья, которыя но праву наследства въ 1659 году достались во владеніе Фридриху, а* по немъ и сыну его Іогану Фонъ-Мендель, потомки котораго выехали въ Россію и владели деревнями 19
Мессингъ- -Иванъ Мессингъ произведенъ въ Статскіе Советники въ 1801 году и пожалованъ на дворянское достоинство дипломъ 48
Назаровы — Левъ Семеновичъ Назаровъ, находясь при ИМПЕРАТОРСКОМЪ Дворе камеръ-фурьеромъ 6 класса, въ 1799 году пожалованъ въ дворянское достоинство 34
Непенины — За Лаврентьемъ Алексеевымъ Непешшымъ въ 1626 и 1627 • годахъ состояли поместья, которыя въ 1686 году отказаны за Фомою Прокофьевымъ Непенинымъ. 25 Ниротморцовы. — Немчинъ Лаврентій Федоровъ и сыновья его Иванъ и Юрій Морцовы, въ 1604 году верстаны за службу поместнымъ окладомъ. Сынъ Юрія, Иванъ Морцовъ, былъ полковникомъ и по крещеніи началъ писаться Ниротморцовымъ 33
Новиковы —Жалованы въ 1627 году поместьями 45
Оболонскіе.—Происходятъ изъ Польскаго шляхетства. Василій Оболонскій, въ уваженіе службы его, по универсалу Малороссійскаго Гетмана владелъ деревнями а Демьянъ Васильевъ Оболонскій, Малороссійскій Генеральный Бунчужный, въ 1745 году за верныя его службы пожалованъ селами 23
Озеровы —Фридрихъ и Іогавъ Озеровы, въ древнейшія времена переселились изъ Пруссіи въ Польшу, приняли Христіанскую веру и въ воинскихъ делахъ оказали знатныя заслуги. Иванъ Захарьевичъ Озеровъ выехалъ въ Россію къ Царю и Великому Князю Ивану 40
Опочинины —Жалованы въ 1622 году поместьями 37
Графы Фонъ-деръ Остенъ-Сакенъ.—Фабіанъ Вильгельмовичъ фонъ-деръ. Остенъ-Сакенъ, изъ Курляндскихъ дворянъ, въ 1S14 году пожалованъ Генераломъ отъ Инфантеріи, а въ 1821 году Всемилостивейше съ нисходящимъ отъ него потозіствомъ возве- денъвъ Графское Россійской Имперіи достоинство, на которое въ 1823 году пожалованъ
Полозовы —Платъ Кириловъ Полозовъ въ 1616 году, писакъ въ числе дворянъ и детей боярскихъ съ поместнымъ окладомъ 19
Полянскіе —Алексей Антоновъ Полянскій въ 1605 году верстанъ поместнымъ
Прудниковы — Федоръ Андреевичъ Прудниковъ, находясь при ИМПЕРАТОРСКОМЪ Дворе камеръ-фурьеромъ 6 класса, въ 1800 г. пожалованъ въ дворянское достоинство 24
Реадъ —Яковъ Реадъ былъ Полковникомъ и за нимъ въ 1748 году состояло въ Смоленской губерніи недвижимое съ крестьянами именіе 44.
Резановы. —Муратъ Дмитріевичъ Резановъ писанъ въ списке 1556 года, въ числе детей боярекихъ съ поместнымъ окладомъ. Путило Резановъ, за верную службу и за Московское осадное сиденье, отъ Государя Царя и Великаго Князя Михаила ееодоровича пожалованъ поместьемъ ..... .... 37
ГраФЫ Реймондъ - Моденъ. — Древность французской фамиліи Реймондъ- Моденъ, восходитъ до 1090 года и одинъ изъ этой фамиліи находился въ крестовыхъ походахъ. Потомъ родъ возведенъ въ графское достоинство, и многіе графы Реймондъ*Мо- денъ, были въ знатныхъ во Франціи чинахъ и должностяхъ. Графъ Гавріилъ Реймондъ- Моденъ, находясь въ Россійской службе маіоромъ, въ 1798 году пожалованъ правомъ Россійскаго дворянства 46
ГраФЫ Санти. — Изъ свидетельства отъ Герцога Савойскаго Карла Эммануила, даннаго двумъ братьямъ Санти видно, что родъ происходитъ изъ города Александріи и 1417 года по привидлегіи Герцога Миланскаго, объявленъ не только благороднымъ, но и присвоенъ къ Герцогскому дому; по грамоте 1718 г. отъ Герцогини Курляндской Шарлоты Софіи Гессенъ Гомбургскій, Оберъ-Гофмаршадъ и Тайный Советникъ Графъ Францискъ Санти
Семичевы.—Василій Дмитріевъ Семичовъ, находился въ службе въ числе дворянъ и детей боярскихъ съ поместнымъ окладомъ. Семичовы жалованы въ 1626 году
поместьями 26
Скворцовы —Въ 1628 году владели поместьями 23
Смирновы —Романъ Титовъ Смирновъ за службу въ 1673 году верстанъ поместнымъ окладомъ 47
Снавидовы .—Жалованы въ 1619 году поместьями
Сологубы .—Григорій Степанович Сологубъ въ 1695 гиду, за службу, ратоборство н храбрость жаловавъ изъ поместнаго его оклада вотчинами
Сорохтины.—Жалованы въ 1653 году поместьями
Кн. Тарковскіе.—Въ именномъ Указе ИМПЕРАТОPA НИКОЛАЯ І-ГО. данномъ Правительствующему Сенату 21 Декабря 1849 году, Шамхалъ Тарковскій, Абу Мусолимъ ханъ, возведенъ въ княжеское Россійский Имперіи достоинство
Тарновекіе. — Синцимиръ Тарновекій въ 1280 году вышед изъ за Рейна, находился, при Польскимъ Короле Владиславе І-мъ, Краковскимъ Воеводою, а потомъ Кастеляномъ. Потомокъ Синцнмира, происшедшій отъ выехавшаго въ Россію изъ Польши, Іосифа Тарковскаго, знатный Бунчуковый Товарищъ Стефанъ Тарновекій, за верность оказанную во время Мазепиной измены въ 1G9I году пожалованъ деревнями
ТРОФИМОВЫ.-Семенъ Трофимовъ при Государяхъ, Царяхъ и Великихъ Князьяхъ Іоанне Алексеевиче и Петре Алексеевиче находился вт> службе, а въ 1089 году за старостію уволент
Тырковы.—Жданъ и Никита Яковлевичи Тырковы въ 1017 году, также и Иванъ Михайловичъ Тырковъ, отъ Государей Царей и Великихъ Князей Іоанна’ и Петра Алексеевичей и Государыни Царевны и Великой Княжны Софіи Алексеевны за верную службу, храбрость и мужественное ополченіе, пожалованы поместьями
Тюльпины.—Иванъ Михайловичъ Тюльпинъ. находясь въ службе при ИМПЕРАТОРСКОМЪ Дворе Киморъ-фурьсромъ 5-го класса, въ 1800 году пожалованъ въ дворянские достоинство
Убри. Статскій Советникъ Яков Убри, былъ въ Россійской службе въ Коллегіи Иностранныхъ Дел. Супруга, его, вдова Катерина Ивановна Убри. въ 1797 году удостоена Монаршей милости пожалованіемъ въ вечное потомственное владеніе деревнями
Филимоновы.—Жадованы въ 1672 г. поместьями
Хомутовы.—Григорій Петровъ Хомутовъ, въ 1611 году написанъ въ городовыхъ дворянахъ и верстанъ поместнымъ окладомъ. Герасимъ Иннинъ Хомутовъ, въ 1690 году за службу пожалованъ на поместья грамотою.
Хомутовы.—Въ 1670 году владели поместьями
Христіани.—Христіанъ христіани въ 1S13 году произведенъ въ Коллежскіе Советники, а 1829 гиду пожалованъ на дворянское достоинство дипломъ
Чашниковы.—Леонтій Семеновъ Чашниковъ, по указу Государя Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича, съ прочими Россійскихъ городовъ детьми боярскими, въ 1659 году, изъ Владиміра переведенъ въ Смоленскъ для службы, а въ 1667 году пожаловано ему въ Дорогибуясскомъ уезде поместье.
Чекмаревы. — Евдокимъ Чекмаревъ, въ 1522 году писанъ въ дворянахъ съ поместнымъ окладомъ
Шераповы.—Тихонъ Федоровъ Шераповъ, находясь въ Лейбъ Компаніи, тю Именному Указу 1741 года Декабря 31 дня. всемилостивейше пожалованъ съ законными его рожденными и впредь рождаемыми детьми и потомствомъ ихъ, въ дворянское ДОСТОИНСТВО.
Штшцбергъ.—Егоръ Аптоновъ Шпиц- бергъ въ 1797 году произведенъ въ Надворные Советники, а въ 1799 году пожалованъ
на дворянское достоинство донломъ
Шредеръ.—Іоганъ Фридрихъ Шредеръ, во уваженіе ревностныхъ трудовъ, въ 1790 г. именнымъ Высочайшим, указомъ, пожалованъ Коллежскимъ Ассессиромъ. Бъ 1803 году, Россійскому подданному, Федору Генриху Шредеру, Дозволено пользоваться пожалованнымъ отъ иностранной державы Іогану Шредеру съ потомками, дворянскимъ достоинствомъ и правами съ нимъ соединенными
Фонъ-Шульманъ. — Принадлежатъ къ древнему дворянству прибалтійскихъ губерній, упоминаемому въ актахъ Х-го века Яжборовскіе - Юрьевы. — Сергей Яковлевичъ Яжборонскій происходившій изъ древняго Польскаго шляхетства, предки котораго въ Польше владели деревнями и служили въ знатныхъ чинахъ, выехалъ въ Малороссію и за оказанныя услуги въ 1699 году, но универсалу Гетмана, пожалованъ деревнями: сынъ его Юрій служилъ войсковымъ товарищемъ. Сынъ Юрія, Юрій-же, наследуя дедовскимъ именіемъ, принялъ фамилію по имени отца своего
Яковлевы.—Андрей Яковлевъ въ 1604 г. произведенъ въ Коллежскіе Советники, а въ 1805 году пожалованъ на дворянское достоинство дипломъ
Якушкины. — Происходятъ отъ выехавшаго, въ 1421 году, въ Россію изъ Польши, Шляхтича Феодора Яна Ольговича Якушевскаго, котораго Великій Князь Василій Васильевичъ пожаловалъ многими вотчинами.

ПРЕДИСЛОВІЕ КЪ ПЕРВОМУ ВЫПУСКУ.

Почти сорокъ летъ назадъ появилось въ печати превосходное сочиненіе Лакіера «Русская Геральдика»—первая и блистательная попытка исторіи русскихъ гербовъ, о которыхъ до того времени существовало совершенно неясное представленіе, а изученіе ихъ — считалось положительно невозможнымъ.
Но сочиненіе Лакіера (единственное до ныне, составляющее теперь библіографическую редкость) обладаетъ некоторыми существенными недостатками, изъ которыхъ наиболее ощутительнымъ является отсутствіе изображеній гербовъ. Постоянныя ссылки на «Общій Гербовникъ Всероссійской Имперіи», какъ бы невольно указываютъ, что авторъ считаетъ его вполне известной, почти настольной книгой. Между темъ, крайне высокая (75—100 рублей) цена делаетъ пріобретеніе гербовника положительно невозможнымъ для большинства. Кроме того, въ продажу поступило всего 10 частей его, хотя въ скоромъ времени вероятно будетъ утверждена уже ХТ-ая часть. Наконецъ и изображенія гербовъ, помещенныя въ Гербовнике, къ сожаленію, не лишены многихъ погрешностей, а иногда даже значительно отличаются отъ подлинныхъ гербовъ, хранящихся въ Герольдіи.
Вотъ почему, составляя «Русскую Геральдику» мы сочли необходимымъ поместить изображенія всехъ гербовъ, внесенныхъ въ Общій Гербовникъ Всероссійской Имперіи, чтобы дать возможность каждому дворянину, имеющему утвержденный гербъ, найти въ «Русской Геральдике» его изображеніе и объясненіе.
Сочиненіе это мы считаемъ своевременнымъ и потому, что въ настоящее время, русская геральдика достигла высокаго совершенства, а между темъ о науке этой, имеется лишь одно уже несколько устаревшее сочиненіе Лакіера, тогда когда геральдическая литература Западной Европы обладаетъ превосходными изследованіями и гербовниками.
Въ Общій Гербовникъ всего внесет оком 2.500 дворянскихъ гербовъ, которые мы и разместимъ въ 7-ми выпускахъ «Русской Геральдики». Въ первомъ, мы даемъ 112 изображеній гербовъ (275 рисунковъ); въ последующихъ—будетъ до 400 гербовъ въ каждомъ. Въ первой части «Русской Геральдики» гербы помещаются согласно элементамъ, составляющимъ гербъ, во второй части—по родамъ и видамъ.
Такъ какъ «введеніе» къ настоящему сочиненію выйдетъ лишь при 7-мъ выпуске, то мы считаемъ не лишнимъ указать здесь на различные системы и роды геральдики.
Въ средніе века, непрестанныя войны и усобицы заставили высоко ценить лицъ, выдающихся своею доблестью и храбростью. Лица эти, чтобы резче отделиться отъ массы, стаж помещать на одежде и вооруженіи, особыя изображенія въ память своихъ деяній—обычай уже известный въ глубокой древности. Постоянно и произвольно изменяемыя въ начале, мало по малу, изображенія эти сделажсь наследственными, подчинились известнымъ законамъ и такимъ образомъ стаж гербами, изменить которые могли лишь выдающіеся отличіе, подвигъ—или совершеніе, владельцемъ герба, поступка недостойнаго рыцарской чести. Каждое новое лицо получало и новый гербъ. Такова была система гербовъ во Франціи и въ Западной Европе, почему она и называется французскою или западно-европейскою.
Иначе было въ Польше, где соседніе землевладельцы, первоначально несомненно родственные между собою, въ случае угрожавшей имъ опасности, собирались подъ одно общее знамя, на которомъ помещался какой- либо знакъ, переходившій затемъ и къ лицамъ, этому знамени принадлежавшимъ. Знакъ, помещавшійся на знамени, могъ означать родовыя владенія лицъ, подъ нимъ сражавшихся. Каждое новое лицо приписывали уже къ какому-жбо существовавшему знамени. Когда геральдика проникла съ Запада въ Польшу, то эти родовые знаки подчинили точнымъ геральдическимъ правиламъ и такимъ образомъ сложилась польская или славянская система гербовъ. Следовательно въ основу французской геральдики легло начало личное, въ основу польской—родовое.
Соединившись, оба эти начала, образовали русскую систему, въ которой гербы не только служатъ отличіемъ одного рода отъ другого, свидетелемъ службы ими подвиговъ жца, но часто указываютъ и происхожденіе его.
Отсюда ясно, что геральдика иди паука о гербахъ учитъ не только какъ долженъ быть составленъ ж описанъ (блазонированъ) гербъ, но также разобранъ и объясненъ уже существующій. Первымъ занимается теоретическая геральдика, вторымъ—практическая. Последняя же должна указать и права, которыя могутъ быть предъявлены теми иж другими лицами, и которыми обладаетъ гербъ, т. е, наследственно передаваемое символическое изображеніе, составленное на основаніи точныхъ законовъ.
Такое естественное деленіе геральдики, легло въ основаніе и настоя-
щаго сочиненія. Во „введеніи*1, мы остановимся на определеніи и значеніи геральдики какъ науки и на различныхъ системахъ ея. Въ 1-й его части—„основахъ геральдики“—будемъ говорить объ элементахъ, составляющихъ гербъ. Во 2-й части—„исторіи русскихъ гербовъ“ —попытаемся разъяснить и разбить на группы русскіе гербы. Въ „приложеніяхъ“—укажемъ относящіеся къ гербамъ законы, постановленія, грамоты, дипломы и т. п., литературу предмета, а также сделаемъ беглый очеркъ исторіи геральдики въ Западной Европе. „ Указатели“ дадутъ возможность легко находить гербы и проч.
Планъ изследованія является въ такомъ виде:

П. фонъ-Винкмръ.
Сентябрь 1892 і.
СПБ.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
ОСНОВЫ ГЕРАЛЬДИКИ.
ГЛАВА І-Я.
Происхожденіе гербовъ
Съ незапамятныхъ временъ, чтобы различаться какъ въ бою, такъ въ частной жизни, употребляли символическіе знаки, которые вырезали на перстняхъ и рисовали на щитахъ и знаменахъ. Они служили еще и средствомъ къ увековечанію какого либо деянія, подвига или событія изъ жизни даннаго лида. Иногда , знаки эти представляли олицетвореніе нравственной эмблемы въ образе животныхъ, растеній и т. п.
Уже Гомеръ, Виргилій и Плиній, говорятъ о изображеніяхъ на щитахъ героевъ осады Трои. Филостратъ считаетъ, что золотой орелъ составлялъ царскій персидскій гербъ. Это подтверждаетъ и Ксенофонтъ въ 1-й книге своей исторіи. Греческіе-же историки описываютъ девизы Арсака, Кира, -Камбиза, Дарія и Ксеркса.
Изображеніе на щите, а затемъ и на шлеме, не составляло какого либо исключенія, но было во всеобщемъ употребленіи, такъ какъ почти все греческіе шлемы и щиты того времени имеютъ ихъ. Подобныя изображенія не служили отличительнымъ признакомъ высокаго происхожденія и были личными, передаваясь лишь въ редкихъ случаяхъ. Примеръ такой передачи находимъ у Овидія, который разсказываетъ, что Егей узналъ своего сына Тезея по родовымъ знакамъ на эфесе его меча. Но и въ этомъ случае нетъ еще герба—т. е. наследственнаго знака, подчиненнагб точному закону—но лишь случайно сохранившееся украшеніе, которое могло изменяться по личному произволу.
Въ более близкія времена—римскіе легіоны имели на своихъ щитахъ изображенія, которыми отличались другъ отъ друга, и служившіе имъ обыкновенно названіемъ. У Галловъ также встречаются некоторыя эмблемы пользовавшіяся большимъ почетомъ, какъ наир, ветви омелы, составлявшія венки друидовъ, и изображенія боговъ выгравированныя на перстняхъ.
Все эти символическія изображенія прошлаго, явившіяся какъ результатъ желанія придать себе более выдающееся, исключительное положеніе—выделить себя изъ массы, помещались безъ соблюденія какихъ-бы то ни было правилъ пли законовъ, почему въ нихъ господствовалъ полный произволъ, и самыя изображенія можно было постоянно менять. Въ этомъ и состоитъ главнейшее ихъ отличіе отъ гербовъ. А между темъ некоторое, графическое сходство ихъ съ последними, а также и желаніе средневековыхъ изследователей придавать всему таинственное и отдаленнейшее происхожденіе, вовлекло первыхъ изследователей науки о гербахъ въ нескончаемыя ошибки.
Такъ Фавинъ относитъ начало геральдики къ первымъ временамъ человечества, разсказывая, что потомки Сиеа, желая отличаться отъ сыповъ Каина, избрали своимъ гербомъ изображенія естественныхъ предметовъ: плодовъ, растеній, животныхъ, тогда какъ последніе начали изображать предметы искусственные. Сегоинъ относитъ изобретеніе гербовъ къ детямъ Ноя. Мойне пишетъ, что истинное начало происхожденія гербовыхъ щитовъ, цветныхъ гербовъ и красокъ оружія «лежитъ во временахъ Октавія-Августа, императора, пріемники котораго раснрострапили этотъ обычай, перешедшій затемъ въ Галлію и страны покоренныя римлянами». Другіе—читая въ книге Числъ, что евреи по выходе изъ Египта становились лагеремъ, племенами пли семействами, различающимися знаками и знаменами, решили, что двенадцать племенъ изображали знаки зодіака, которые и сочли гербами ихъ; пли же останавливаясь на предсказаніи Іакова сыновьямъ говорятъ, что каждый изъ нихъ избралъ себе отдельный гербъ, въ связи съ темъ, что ожидало его въ будущемъ. Такъ Іуда принялъ изображеніе льва, Эавулонъ—якоря, Гадъ- вооруженнаго человека, Иссахаръ—осла, Данъ— змеи, Беньяминъ - волка и т. д. Бара не высказывается определенно, подаетъ описанія гербовъ Немврода (въ зеленомъ щите серебряный баранъ,) Семирамиды (въ лазуревомъ щите серебряный голубь), Геркулеса (въ пурпуровомъ щите семиглавая гидра), п массу другихъ. Но все эти предположенія опровергнуты были ученымъ іезуитомъ Менетріе.
Не подлежитъ никакому сомненію, что начало геральдики должно быть отнесено ко времени крестовыхъ походовъ и турнировъ, т. е. къ началу XI века.
Германскіе народы, вторгаясь въ чужую землю, прежде всего заботились о захвате недвижимой собственности. Поэтому разделъ пріобретенной оружіемъ земли, являлся первымъ следствіемъ победы и завоеванія. Вождь избиралъ себе лучшій участокъ, а остальное делилось между его боевыми товарищами. Последніе могли на полученной земле селить разныхъ лицъ, подчиненныхъ себе, и обязанныхъ въ случае похода или междоусобія явиться къ своему владельцу для защиты его. Когда же самимъ владельцамъ участковъ приходилось собираться по зову верховнаго вождя, то они вынуждены были употреблять отличительные знаки на вооруженіи или знаменахъ, чтобы подчиненные имъ вассалы могли легче отличить ихъ. Позднее, во времена крестовыхъ походовъ, когда ры- царство всей Западной Европы двинулось на востокъ для освобожденія гроба Господня, необходимость въ такихъ знакахъ выразилась еще настоятельнее. Этому способствовало и самое вооруженіе рыцарей. Закованные въ мало различающіеся железные доспехи, они какъ бы теряли индивидуальныя своп отличія, такъ что представителемъ отдельной личности явился лишь щитъ съ вырезаннымъ на немъ гербомъ. По немъ видели съ кемъ имеютъ дело. Необходимость употреблять щиты на поле брани и чести, и сродное человеку желаніе сохранить въ своемъ потомстве память о подвигахъ предковъ, вызвала потребность въ укрепленіи за рыцаремъ того герба, который былъ избранъ его представителемъ. Очевидно, что время и страна, где всего более представлялось случаевъ являться въ вооруженіи, должны были породить необходимость въ гербахъ и въ строгомъ ихъ разграниченіи и изученіи. Самое благопріятное къ этому время, явилось съ XI столетія къ которому действительно и относятся древнейшіе гербы, но они настолько редки, что даютъ поводъ думать, что въ это время, употребленіе ихъ не было еще всеобщимъ. Гербы эти изображены на печатяхъ приложенныхъ къ разнымъ документамъ.
Древнейшія гербовыя печати помещены на брачномъ договоре Санхо, Инфанта Кастильскаго, съ Вильгельминой дочерью Гастона Н-го, виконта Беарнскаго—1000 года, къ которому прикреплено было семь печатей, изъ коихъ две сохранились въ целости. На одной изъ нихъ изображена борзая собака, и печать эта принадлежала вероятно Гарціо Арно, графу Аурскому и Маноак- екому—потомки котораго всегда имели въ гербе это изображеніе. Две печати Адальберта, герцога и маркиза Лотарингскаго, прикрепленныя къ двумъ хартіямъ 1030 и 1037 года, представляютъ щитъ съ изображеннымъ на немъ орломъ съ опущенными крыльями. Затемъ имеются печати Графа Роберта Фландрскаго 1072 года, графа Раймунда Тулузскаго 1088 года и Тіерри П-го графа Баръ-ле-Дюкъ 1093 года. Гораздо чаще гербы и печати съ гербовыми изображеніями съ ХП столетія (рис. 1 и 2) и монахъ Мармутіе описывая исторію.

Печать графа Рудольфа Раысбрегскаго— Печать графа Людвига ІІ-го Эттипгеискаго.— 1163 года. 1160—1220 года.


Готфрида графа Анжу (въ 1100 году), говоритъ о гербахъ, какъ обычае уже давно установившемся въ именитыхъ фамиліяхъ.
Если крестовые походы вызвали необходимость употребленія гербовъ, то они же и внесли многое въ изображенія помещавшіяся въ нихъ. Кресты нашивавшіеся крестоносцами на одежду, полумесяцъ и звезды мусульманскихъ знаменъ, масса волшебныхъ чудовищъ восточиой поэзіи—все это стало геральдическими символами и не разъ послужило драгоценнымъ указаніемъ для отысканія следовъ происхожденія какого-либо дворянскаго рода. Но окончательные законы и правила объ употребленіи гербовъ, установленіе «науки о гербахъ» пли «геральдики», выработались лишь турнирами и боями на копьяхъ (joutes).
Турниры появились въ Германіи съ 938 года, п этой стране мы обязаны и основами науки. Немецкое слово «НегаМік», а отъ него и русское «геральдика»— происходитъ отъ «Herald», представляющаго испорченное «Неег-alt» т. е. «ветеранъ», какъ назывались въ средніе века, въ Германіи, благородные, обладавшіе недвижимою собственностью, известные своею доблестью, п храбростью, и, назначавшіеся для присутствованія на разныхъ торжествахъ, турнирахъ, бояхъ и т. п. На нихъ же возложено было и наблюденіе за соблюденіемъ обычаевъ рыцарства. Французское «blason» (геральдика) происходитъ отъ немецкаго «blasen» —трубить въ рогъ, и названіе это дали пауке о гербахъ потому, что когда рыцарь подъезжалъ къ барьеру, ограждавшему место турнира, то трубилъ въ рогъ, чтобы возвестить о своемъ прибытіи. Тогда являлся герольдъ и по требованію судей турнира описывалъ вслухъ гербъ рыцаря въ доказательство правъ его на участіе въ турнире. Отъ «Maseru происходитъ и французское «blassoner», немецкое «blasoniren», англійское «blazon», испанское—«blasonar», и русское «блазонировать»—что значитъ описывать гербъ.
Главнейшія геральдическія фигуры и деленія, щитодержателп, нашлемники, шлемы и прочія части гербовъ, показываютъ свое происхожденіе отъ турнировъ. Это подтверждаетъ также и самая форма старинныхъ гербовыхъ щитовъ: они всегда изображены поддерживаемыми ремиямп и наклоненными въ одну сторону, потому что такъ ихъ привешивали къ трибунамъ места боя, а также и балконамъ соседнихъ домовъ, что называлось «faire fenetre».
Когда рыцарь два раза появлялся на турнирахъ, то онъ не обязанъ былъ более описывать свой гербъ, который считался уже достаточно блазонпрованнымъ (известнымъ). Тогда онъ помещалъ въ нашлемнике два пера, показывая этимъ свою принадлежность къ известному уже дворянству, и свято сохранял на своемъ щите разъ принятыя изображенія.
Такимъ образомъ крестовые походы и феодальныя войны вызвали необходимость употребленія геральдическихъ изображеній, а турниры установили наследственную передачу гербовъ. Мало по малу, въ силу возникавшихъ недоразуменій и злоупотребленій, явилась необходимость составить точныя правила п законы о гербахъ и отличіяхъ. Первоначально измененіе или составленіе герба лежало на обязанности судей турнира и герольдовъ, но съ XIY столетія оно постепенно стало переходить къ государямъ, вскоре предоставившихъ себе исключительное право пожалованія и утвержденія гербовъ, и установившимъ штрафы за не утвержденные правительствомъ гербы, вследствіе чего явилась необходи мостъ подтверждать свои права на употребляемый гербъ. Вскоре даже во многихъ государствахъ установлена была такса за такое утвержденіе, и отсюда подъ именемъ «права розысканія» или «розыска правъ на гербъ» («droit de recherche») явился значительный фискальный доходъ. Такъ во Франціи въ 1G96 году установлена была такса по 20 ливровъ за каждый гербъ и число ихъ возросло до 300.000.
Древнейшіе сборники гербовъ или гербовники («Wappen- rolle», «агтогіашс») показываютъ намъ въ разрезе полное вооруженіе груди и головы рыцаря (рос. 3); на левой руке щитъ съ изображеніемъ доходитъ до шлема, на которомъ помещены перья, знамена пли какая нибудь фигура. Всего ближе поэтому было назвать гербы «Wapреп» (отъ «Waffen-оружіе»), «агша», «ames», «armoiries»... Прекрасные образцы такихъ рыцарскихъ вооруженій и вместе съ темъ гербовъ представляетъ такъ называемая Цюрихская Wappenrolle, принадлежащая къ ХІТ веку.

ГЛАВА ІІ-Я.
Геральдическіе финифти, металлы и мела.
Уже съ древнихъ временъ желтый, белый, синій, красный, пурпуровый, зеленый п черный — составляли наиболее любимые и употребительные цвета. Такъ, партіи цирка въ Риме и Константинополе были первоначально красные и белые, а затемъ голубые и зеленые. Судьи въ Аеинахъ, сановники въ Риме имели белыя тоги. Цари носили пурпуровыя ткани. Плащъ Магомета былъ чернаго цвета, и подобные же надевали затемъ халифы, въ знакъ преемственности власти отъ пророка; зеленый тюрбанъ или чалма и въ настоящее время служитъ еще отличіемъ потомковъ Магомета. Въ средніе века Евреи нашивали на платье кружки желтаго цвета и т. д.
Тацитъ и Діодоръ Сицилійскій свидетельствуетъ, что у Германцевъ и Галловъ издавна существовалъ обычай раскрашивать щиты, а шлемы украшать фигурами—обычай, перешедшій затемъ, какъ мы видели, къ рыцарству. Но различные цвета, принятые рыцарями на щитахъ и вооруженіи, не были произвольны, а имели символическое значеніе, которое внушало рыцарю самое посвященіе, въ этотъ санъ, когда его постепенно одевали въ платье разныхъ цветовъ: белое—символъ чистоты, красное—крови, которую онъ готовился проливать въ защиту церкви и сюзерена и черное—символъ смерти, на которую долженъ былъ безстрашно идти.
Помещая на щите своемъ гербъ, рыцарь изображалъ его, или рисуя красками, или набивая куски разноцветныхъ тканей или меха, или чаще всего помощью эмали пли финифти. Это последнее обстоятельство послужило къ тому, что названіе финифтей дано теперь всемъ геральдическимъ краскамъ. Кроме финифтей въ гербахъ употребляются еще металлы и меха.
Но въ некоторыхъ случаяхъ оказалась полная невозможность изобразить цвета герба финифтью, какъ напримеръ при гравированіи его на камне, на печатяхъ и т. п., почему и явилась необходимость какимъ либо инымъ способомъ указать цвета частей его.
Первую попытку къ этому сделалъ Мартынъ Шротъ, издавшій въ 1576 году гербовникъ, въ которомъ цвета гербовъ частью нарисованы красками, а частью надписаны словами. Но съ последнимъ сопряжены были громадныя неудобства, почему въ 1580 г. Базельскій математикъ Христіанъ Урстпсъ предложилъ обозначать цвета начальными буквами ихъ названій (немецкихъ): золото—G- (gold); серебро—W (weiss) и т. д. Альфонсъ Кіаконіусъ заменилъ ихъ латинскими „А“ (большое)—золото (aurum); а (малое)-серебро (argenlnm). По этой системе описаны гербы Іоанномъ Зибмахеромъ въ 1609 году. Генрихъ Спильмаиъ въ 1654 году принялъ астрономическіе знаки планетъ для изображенія финифтей и металловъ 'герба: знакъ е (солнца) — означалъ золото, д (луны)-серебро се (Марса)-червлень, 2/ (Юпитера)-лазурь, е (Венеры)-зелень, \ (Сатурна)- чернь и ^ (Меркурія)—пурпуръ. Но при употребленіи подобныхъ знаковъ, не только гербы сильно обезображиваются, но нетъ никакой возможности означитъ цвета мелкихъ предметовъ.
Еще до изобретенія Спильмана, Яковъ Франкаръ издалъ въ 1623 году въ Брюсселе описаніе погребенія Альберта Австрійскаго, къ которому приложилъ таблицу штриховъ для изображенія гербовыхъ металловъ и финифтей. Золото онъ предложилъ изображать горизонтальными штрихами; серебро-оставляя чистое место; червленъ-вертикальными; лазурь—точками; зелень—діагональными штрихами слева и чернь-взаимно пересекающимися діагональными штрихами. Въ 1626 году Христофоръ Буткинсъ употребилъ несколько иные штрихи, равно какъ и Геленій и еома фонъ-Рукъ (въ 1643 году). Графическій способъ оказался наилучшимъ и вскоре вошелъ во всеобщее употребленіе. Гербовые цвета изображаются теперь шафп- ровкою по системе, изобретенной Маркомъ Вюльсономъ де-ла-Коломбіеръ, принятой впервые ученымъ іезуитомъ Петра Санта въ 1638 году, и Коломбіеромъ въ следующемъ. Честь изобретенія этой шафпровки долгое время оспаривалась у последняго и приписывалась Петра Санта, профессору Келеру п другимъ.

ФИНИФТИ.
Червленъ - (gueules, rotli). Въ Средніе века, красный цветъ былъ эмблемою храбрости, доблести, мужества, неустрашимости, а также и пролитый за церковь и государя крови.
Геральдисты того времени говорили, что финифть эта, изображаетъ на щите, поле упитанное вражескою кровью. Шафиров. кою червленъ изображается вертикальными линіями (рис. 4) а краскою смесью сурика съ киноварью (первый преобладаетъ).
Лазурь — (azur, Ыаи). Графически изображается горизонтальными линіями (рис. 5). Лазурь въ Средніе века была эмблемою величія, красоты, мягкости, пріятности и бдительности, а въ щите, по объясненію первыхъ геральдистовъ, изображеніемъ неба.
Краскою лазурь изображается смесью кобальта и ультрамарина.
Зеленъ— (sinople, griin). Финифть эта считалась символомъ надежды изобилія, свободы и радости, а въ щите изображавшею траву. Зелень графически изображается діагональными линиями справа (рпо. 6), а краскою—смесью хрома и растительной зелени.
Чернъ — (sable, scliwartz). Изображается взаимно пересекающимися вертикальными и горизонтальными линіями (рис. 7), а иногда и сплошь нощывая щитъ или фшуры. Черный цветъ часто избирался рыцарями, желавшими оставаться на турнире неизвестными и былъ символомъ траура, печали, отвращенія отъ светскихъ удовольствій, благоразумія н смиренія. Для изображенія черни краскою служитъ слоновая кость.
Пурпуръ—(ригрге, ригриг). Цветъ этой финифти былъ долгое время спорнымъ. Иногда ей придавали лиловый, лилово-красный, темноспній и другіе цвета. Главная причина такого ея разнообразія заключалась въ томъ, что до последняго времени нельзя было разъяснить некоторые тексты древнихъ и византійскихъ писателей о цвете пурпура, изъ-за господствовавшаго въ нихъ полнаго разногласія. Находки тканей въ коптскихъ некрополяхъ разъяснили эти несогласія. Первоначальный или естественный цветъ пурнура, добывавшагося изъ раковины, некогда ловимой на берегахъ Сиріи, былъ коричневый или темно-каштаиовый съ красноватымъ оттенкомъ. Рано начатыя подражанія пурпуру искусственными красками выработали пурпуръ темиоспияго почти чернаго цвета, темнолиловаго, красновато-фіолетоваго и т. д. Особенно славилась Византія выделкою и разнообразіемъ тоновъ и оттенковъ пурпура. Онъ считался эмблемою достоинства, силы п могущества. Графически изображается діагональными линіями слева (рис. S), а краскою смесью незначительнаго количества кармина съ розовою.

МЕТАЛЛЫ.
Золото-(or, gold). Металлъ этотъ изображается точками (рис. 9) и служилъ эмблемою разныхъ добродетелей: справедливости, милосердія и возвышенной души. Его употребляли также, чтобы показать богатство, великодушіе п любовь. Поэтому средне-вековые геральдпсты говорили, что лица, имевшія его въ гербе должны были более чемъ кто либо охранять рыцарскую честь.
Cepe6po-(.s.rgent, silber). Серебро считалось символомъ красоты, правдивости и невинности, почему рисуя гербъ и оставляли чистыми (белыми) те фигуры или части, которыя были изъ этого металла (рис. 10).

Иногда поверхъ металла пли финифти помещается узоръ, изображенный тонкими линіями. Такой способъ называется дамасщювшо. которая бываетъ крайне разнообразная (рис. 18—21).
Рис. 20. Ряс. 21.

Въ англійской и немецкой геральдикахъ, кроме этихъ финифтей и металловъ встречаются и другіе. Въ первой еще две фпнифтп оранжевая п кровяная, а во второй: металлъ — железо и также две финифти: бурая и петельно-серая. Шафпровкой они изображаются:
1) Оранжевая (tenny, tenne, orange) пересекающимися діагональными и горизонтальными линіями.
2) Кровяная (Blood coulenr, sanguine) взаимно пересекающимися діагоналями (рис. 22).
3) Вурая (braun) пересекающимися вертикальными п діагональными справа линіями.
4) Пепельно-серая (ascbgrau) чередующими вертикальными и горизонтальными линіями (рис. 23) п
5) Железо (eisen) также какъ и кровяная.

ГЛАВА Ш-Я.

Щитъ.
Изъ всего вооруженія рыцаря, щитъ представлялъ наиболее удобствъ для помещенія герба; притомъ п обычай покрывать щитъ различными изображеніями существовалъ уже въ глубокой древности.
Какъ оборонительное вооруженіе щитъ былъ во всеобщемъ употребленіи до последняго столетія, въ силу необходимости защищать себя отъ вражескаго оружія. Щитъ первоначально делался изъ мягкаго дерева, которое часто покрывали кожею, что и послужило для греческаго названія щита—sxfoos, образовавшее латинское scutum съ происходящими отсюда: scudo, ecu, ecusson, scutcheon и. т. д.
Неразлучный спутникъ воина онъ иногда становился даже предметомъ особаго культа, какъ напр. священные щиты (апсііе) Римлянъ. Преданіе разсказываетъ, что въ 48 году отъ основанія Рима (706 до Р. Хр.) моровая язва распространилась по всей Италіи и прекратилась только тогда, когда увидели падающій съ неба кожаный щитъ. Нума Помпилій, пораженный такимъ чудомъ, запросилъ о немъ Эгерійскую нимфу, которая предсказала, что щитъ этотъ не только будетъ защитой Рима, отъ враговъ, но и отъ моровой язвы и прочихъ бедствій могущихъ явиться впоследствіи и, что отъ сохраненія его зависитъ судьба страны. Чтобы устранить возможность похищенія щита, Нума приказалъ сделать одиннадцать подобныхъ и вместе съ упавшимъ съ неба, передалъ ихъ на храненіе коллегіи двенадцати жрецовъ Марса, принятой въ классъ Патриціевъ. Быть членомъ этой коллегіи считалось величайшею честью. Каждый годъ въ марте месяце, жрецы называвшіеся Саліи, увенчанные лавровыми венцами, въ расшитыхъ золотомъ одеждахъ, совершали торжественное шествіе черезъ городъ, имея на правой руке священный щитъ. Въ этотъ день запрещены были венчаніе, покупка и продажа, а Римская армія, въ такихъ обстоятельствахъ не находилась, не должна была не только вступать въ бой, но и находиться въ движеніе. Даже всякое предпріятіе, начатое въ этотъ день приносило несчастіе. Такъ Тацитъ приписываетъ неудачу Императора Оттона противъ Вителлія, отбытіемъ его изъ Рима во время такого шествія со щитами.
У Галловъ существовалъ обычай, для удостоверенія въ законности своихъ детей, полагать новорожденныхъ на щитъ, который пускали по теченію реки. Если щитъ тонулъ, то ребенокъ считался незаконнымъ и никто даже не думалъ спасать его; если же онъ оставался на поверхности воды, то законность считалась несомненною. Тацитъ, разсказывая о германскихъ нравахъ, называетъ даже Рейнъ—„рекою, испытывающею браки". Щитъ былъ необходимымъ свадебнымъ подаркомъ невесте, чтобы напомнить ей о томъ ужасномъ испытаніи для котораго предназначался. Его употребляли и при усыновленіяхъ, возведеніяхъ молодыхъ людей въ званіе граждапнпа п при разныхъ торжественныхъ случаяхъ. По свидетельству Юлія Цезаря, житель Рейна не могъ принимать участія 'въ общественныхъ делахъ безъ копья и щита, и если во время совещаній о разныхъ общественныхъ делахъ, чье либо мненіе заслуживало одобренія, то последнее выказывали ударяя по щиту. На немъ подымали избраннаго вождя, носили победителей п щитомъ-же прикрывали убитаго воина.
Уже въ доисторическія времена мы видимъ героевъ всегда вооруженных щитомъ, имевшимъ круглую или продолговатую форму и закрывавшимъ воина отъ плечъ до коленъ. Щитъ этотъ делался изъ бычачьей кожи, натянутой на ивовую раму. Наружная сторона его была выпуклая п украшена головою быка, горгоиейономъ (головой Горгоны), пантерой пли иною эмблемою, со внутренней стороны онъ закрепленъ былъ металлическими пластинками. Щитъ носился на ремне, укрепленномъ около краевъ и надетомъ на шею воина. который кроме того держалъ его левою рукою за помещенныя въ средине внутренней стороны прпвязи. Иногда съ этой-же стороны щитъ украшенъ былъ длиннымъ кускомъ цветной матеріи, которая ниспадая въ складкахъ, служила вместе съ темъ н прикрытіемъ для ногъ воина.
Во времена историческія, греки употребляли несколько видовъ щита: 1) овальный щитъ почти подобный героическому-, 2) круглый щитъ безъ эмблемъ и ремня, но съ рукоятью изъ металла или кояш, въ которую продевалась рука; для кисти на краю щита находилась скоба; 3) щитъ Віотійскій— овальной формы, по съ полукруглыми выемками по сторонамъ н 4)—Азіатскій щитъ ввиде полумесяца, приписываемый обыкновенно на барельефахъ амазонкамъ-
Этрусски употребляли круглый греческій щитъ, который впоследствіи заимствованъ былъ у нихъ Римлянами. Но вскоре онъ предоставленъ былъ лишь некоторымъ родамъ войска, а во всеобщее употребленіе вышелъ иной щитъ— скутумъ (scutum). Со временъ Сервія Туллія последній введенъ былъ во всехъ легіонахъ, отличаясь только внешнею стороною, покрытою различными красками н разнородными по легіонамъ эмблемами: короною, орломъ, нолумесяцемъ и проч. Скутумъ былъ выпуклой четыреугольной формы до 1,2 метра вышины п 0,8 м. ширины. Онъ делался изъ досокъ, покрытыхъ кожею п скрепленныхъ металлическимъ е ободомъ (каймою). Легкая пехота (велиты), вместо скутума имели более легкій и меньшей величины (1 м. діаметръ) щитъ круглой формы, называвшійся парма. Онъ былъ ивовый, сверху покрытый воловьей кожей.
Щиты германцевъ были крайне простые: изъ легкаго дерева, крытаго мехомъ, большею частью волчьимъ—обычай, удержавшійся до ХН-го столетія, когда встречаются еще щиты, верхнія части которыхъ покрыты мехомъ.
Ко времени Карла Великаго явилось два рода щитовъ: одни употреблявшіеся рыцарями были круглой или заостренной къ низу формы, 'ивъ легкаго дерева, часто крытаго кожею, обитаго железными гвоздамп и бляхами. Круглый щитъ (рондашъ) имелъ въ центре выдающееся остріемъ навершье. Щиты эти носились на длинномъ ремне на левой руке. Другіе, служившіе для пехотинцевъ, были гораздо больше, имели выпуклую миндалевидную форму, делались высотою около 1 метра изъ дерева, скрепленнаго по краямъ и крестообразно въ середине железными полосами, прибитыми железными-же гвоздями съ такими-же бляхами. Въ сраженіи щитъ укреплялся острымъ концомъ въ землю и кажется уже съ 9-го столетія вошло во всеобщее употребленіе, ставить такіе щиты плотно одинъ къ другому, образуя этимъ подобіе стены, служившей прекраснымъ прикрытіемъ для стрелковъ.
Такая форма щита была во всеобщемъ употребленіи у германцевъ; въ южной и югозападной Европе чаще встречались круглые и овальные щиты, попадающіеся также, хотя и довольно редко, и въ северной Европе. Иногда щитъ делался изъ бронзы (рис. 24); такіе щиты обыкновенно Бретонскіе.
Уже съ УІ-го столетія появляются щиты, украшенные золотомъ и драгоценными камнями. Обычай этотъ мало по малу уступаетъ место раскрашиванію щита и помещенію на немъ странныхъ и грозныхъ фигуръ несомненно восточнаго происхожденія.
Появившись съ ХІ-го столетія, со временъ Гаральда Ш-го Норвежскаго, щиты эти мало по малу входятъ въ употребленіе, которое съ ХШ-го столетія становится всеобщимъ. Образцемъ такихъ щитовъ могутъ служить Нормандскіе щиты (рис. 25).
Столкновеніе рыцарей съ восточною конницею, указало недостатокъ западно-европейскихъ доспеховъ, такъ какъ рыцарь оказался плохо защищеннымъ, почему уже съ конца ХІІ-го столетія появляется длинный щитъ, почти такой же какъ и у пехотинца. Съ улучшеніемъ въ ХІІІ-мъ столетіи вооруженія, потребность въ длинномъ щите исчезаетъ и—действительно къ началу ХІУ-го столетія, щиты становятся меньше, железные полосы и венецъ съ него исчезаютъ, а щитъ мало по малу принимаетъ треугольную форму, п по своей величине прикрывая лишь несколько более половины груди п левое плечо. Такой щитъ получилъ названіе тарча (tarts che, petit ecu), иногда делался металлическій и всегда покрытъ геральдическими изображеніями (рис. 26). Съ конца ХІУ века являются различныя формы тарча: полукруглая, четыреугольная (наир. въ Англіи и Франціи), квадратная, овальная и другія.
Съ начала ХІе-го столетія и пехотинцы оказались вынужденпыми увеличить средства самозащиты, и для этой цели вводится большой, въ ростъ человека, деревянный крытый кожею щитъ (setzchild, grosse Pavese).
На щите этомъ рисовались разныя эмблемы, сопровождаемыя надписями частью религіознаго, а частью рЫІ(арскіЛ ДИІЪ верВой ш«шы ХІІІ-го века принадлежавшій од-
кабаллистическаго значенія. Форма такихъ «иеподвижному»» Ф«МШІИ вР»еа».
пыхъ щитовъ» обыкновенно параллелограммъ съ закругленными окопечностью или вершиною (рис. 27). Часто они имели вырезы для зренія и железныя острія для утвержденія въ земле (рис. 28).
Почти одновременно съ неподвижными щитами, явились и несколько меньшіе, четыреуголыіые ручные тарчи (Kleine Pavese, Handtartscbe), унотреоляв- шіеся обыкновенно атакующими (рис. 20). Въ ХІе-мъ столетіи вошелъ въ употребленіе и трудной тарчъ (Brusttartsclie) (рис. 30 и 31), занесенный въ Венгрію съ Востока и переданный последнею и другимъ странамъ Запада, почему его иногда называютъ венгерским тарчемъ. Тарчи эти почти всегда деревянные, крытые кожею, съ выемкой въ правой стороне для помещенія копья.
Они носились па шее, закрывая всю грудь, что н послужило къ названію ихъ. Грудные тарчи употреблялись преимущественно венгерскими, іюльскими и нашими конными воинами.
Кроме такихъ формъ щита, существовало еще несколько пиыхъ, изъ которыхъ мы укажемъ на кулачные и италіанскіе ручные щиты. Кулачные щиты (Fanstschild, boce, bocete, ronclelle de poing, broncliiero) явились еще въ YIII-мъ веке изъ Византіи и продержались до конца XVI столетія. Они были круглой формы, діаметромъ около 30 септ, безъ каймы. Несколько отступя отъ последней помещенъ железный обручъ, насаженный на крепкихъ гвоздевпдпыхъ остріяхъ. Такъ какъ такой щитъ служилъ главнымъ образомъ для щита находилось сильно выдающееся навершье. Со внутренней стороны помещена дужка (рис. 32 А), для управленія щитомъ левою рукою, а въ верху длинный крючекъ (рис. 3 2 В), которымъ щитъ пристегивался къ перевязи меча, на которой онъ носился.
Шпалганстй ручной щитъ, употреблявшійся обыкновенно при состязаніяхъ, былъ деревянный, оканчивающійся железнымъ остріемъ. Онъ имелъ до 60 сент. длины, но былъ столь узкій, что могъ закрыть лишь вооруженную пмъ руку (рис. 33).
У насъ щиты делались изъ железа, булата, стали, дерева, камыша и кожи. Они имели обыкновенно круглую форму; реже заостренную къ низу.
Деревянные щиты были въ наибольшемъ употребленіи и оклеивались или обтягивались бархатомъ, шитымъ шелкомъ золотомъ и серебромъ.
Въ наружной стороне щита различались: венецъ — крайняя часть близь окружности; твершъе—или средина и кайма—промежутокъ между ними. Навсрніье имело выпуклое украшеніе, называвшееся яблокомъ, маковкою, а иногда и просто иавершъемъ, въ этомъ случае середина щита называлась уже подвергшемъ. Окружность щита оторачивали золотымъ или серебрянымъ галуномъ и бахрамою изъ шелка и золотыхъ нитей (рис. 34 и 35). поверхность щита часто геЩ0Рфа. і.« солодка хе покрывалась драгоценными камнями и жемчужинами. На простыхъ щитахъ украшенія только наводились золотомъ, серебромъ или финифтью. Наиболее любимымъ былъ красный цветъ и червленые щиты встречаются уже въ слове о полку Игореве. Железные щиты были обыкновенно черные.
Внутренняя сторона щита имела подкладку бархатную, атласную, суконную, а иногда даже тафтяную и кумачную, прикрепленную серебреными и золочеными гвоздями, шляпки которыхъ, оставаясь на наружной стороне щита, служили ея украшеніемъ.. По средине внутренней стороны, помещалась подушка, къ которой прикреплялись привязки, т. е. шелковые и нитяные шнуры (столбцы), или тесьма съ кольцами Веніерскійтарчъ, деревянный крытой кожею н раскрашен пряжками. Они служили для удержанія щита у руки.
Крайне редко, при обороне крепостей и городовъ, употреблялся щитъ другого вида, называвшійся „торчъ“ (отъ арабскаго турс-шщъ). Онъ былъ круглой формы, но навершье состояло изъ металлической руки со шпагою; въ эту руку входила левая рука воина, а самый торчъ привязывался къ туловищу ремнями.
Съ конца ХТІ-го столетія щиты начинаютъ мало по малу исчезать изъ употребленія, а съ XYIII-го столетія, они остаются лишь у некоторыхъ восточныхъ народовъ и у дикихъ племенъ.
Какъ мы видели выше, уже въ доисторическія времена, существовалъ обычай помещать на щите изображенія, имевшія или тайное символическое значеніе или представлявшія выдающіяся событія изъ жизни его владельца. Въ последнемъ случае, щитъ служилъ какъ-бы нагляднымъ доказательствомъ, совершенныхъ подвиговъ. Поэтому, въ средніе века—въ періодъ нескончаемыхъ войнъ и междоусобій, когда открыто было широкое поприще для личной храбрости, отваги, мужества 1 онъ долженъ былъ получить особое значеніе. II || действительно: между жизнью рыцаря и его щитомъ я существовала тесная связь. На щите, какъ въ Ц зеркале, отражались успехъ или неудача въ бою |1 пли на турнире, такъ какъ они влекли за собою І| измененія въ помещенныхъ на немъ эмблемахъ. “ Пелло разсказываетъ следуннцее: первоначальный гербъ Аррагоиіи состоялъ изъ золотого щита, но Императоръ Карлъ .Іысый, свидетель геройскихъ подвиговъ Готфрида Аррагонскаго въ битве съ Норманнами, омочилъ 4 пальца въ крови, вытекавшей изъ ранъ этого прпнца и провелъ ими сверху по его щиту. Съ того времени графы Барселоны п Прованса и короли Аррагоиіи употребляли гербъ: въ золотомъ щите 4 червленые столба.
Въ редкихъ случаяхъ, когда рыцаря лишали этого званія, то и здесь щитъ сопутствовалъ ему. Обвиненнаго въ утрате рыцарской чести вводили на эшафотъ, где разбивали доспехи его: латы, шлемъ и мечъ. Затемъ со щита стирали гербъ, привязывали его къ хвосту кобылы, которую водили но всему городу, между темъ какъ герольдъ осыпалъ рыцаря обвиненіями и проклятіями. После того, духовенство служило погребальную службу, произносило подъ виновнымъ проклятія 108-го псалма и троекратно спрашивало у герольда имя разжаловаемаго, получая въ ответъ, что оно ему неизвестно. Затемъ выливали виновному на голову чашу теплой воды, надевали на шею веревку, за которую СВОДИЛИ съ эшафота, клали на носилки, закрывая ихъ покровомъ и относили въ церковь, где его отпевали, какъ умершаго. Проступки менее важные также отзывались на щите: такъ у рыцаря, оказавшагося трусомъ срезывали правый уголъ щита; у того, кто убилъ военнопленнаго, укорачивали щитъ. Примеры эти были выразительны п страшны, такъ какъ былп общеизвестны.


ФОРМА ШИТА.
Одною изъ наиболее употребительныхъ формъ рыцарскаго щита, была треугольная, которая и введена была первоначально въ геральдике.
Старейшіе геральдическіе щиты имели видъ равнобедреннаго треугольника, имевшаго основаніе въ 6/7 высоты. Они обыкновенно изображались наклоненными въ правую (рис. 36) реже левую— сторону. Обычай украшать щитъ короною заставилъ перейти къ прямостоящимъ щитамъ.
Такъ какъ первые гербы были чрезвычайно просты, то треугольная форма щита не представляла неудобства для помещенія геральдическихъ изображеній, но впоследствіи при явившихся крайне сложныхъ гербахъ, многія Рис. 37.
Рис. 38.
Рис. 39.
Рис. 40.
фигуры уже не умещались на такомъ щите. Поэтому пришлось избрать другую форму щита и наиболее удачною оказалась французская.
Форма эта, принятая теперь повсеместно, существовала во Франціи съ первыхъ временъ геральдики. Она иногда называлась Самнитскою, такъ какъ по преданіямъ, подобную форму щитовъ приняли Римляне отъ Самнитскихъ народовъ. Щитъ этой формы (рис. 37) имеетъ видъ прямоугольника, основаніе котораго = 8/9 высоты выступаетъ по середине остріемъ, а нижніе углы закруглены.
Кроме такой формы щита, употребляются еще много другихъ, изъ которыхъ мы укажемъ следующія:
Немецкій щитъ (рис. 38, 39 и 40). Отличительный признакъ его это крайне причудливые контуры, образуемые кривыми линіями. Кроме того на правой стороне обыкновенно находится выемка, служившая для помещенія копья.
Англійскій щитъ. Щиты этой формы или сердцевидные, оканчивающіеся въ верхней части тремя остріями (рис. 41), или же подобные французскимъ, но съ уширенною верхнею частью (рис. 42). Въ этомъ случаѣ часто щитъ оканчивается острымъ угломъ.
Испанскій щитъ. Испанцы приняли французскую форму, закругливъ только нижнюю часть щита (рис. 43). Одинъ изъ лучшихъ исианскихъ геральдистовъ, Авилецъ, поясняетъ, что форма эта принята была, какъ наименѣе поддающаяся вольностямъ, которыя позволяютъ себѣ граверы и художники, прибавляя къ гербамъ разныя украшенія.
Италісшскій щитъ—овальной формы, принятой потому, что по преданіямъ, форму эту имели священные щиты (ancile).
Употребляется обыкновенно духовными лицами (рис. 44).
Рис. 41.
Рис. 42.
Рис. 43.
Польскій щитъ. Онъ имеетъ (Рас. 44) более удлиненную форму чемъ французскій и кроме того боковыя стороны его ограничены кривыми, а верхніе углы отсечены (рис. 45).
Круглый гцитъ. Ансельмъ говоритъ, что форма эта введена была генеалогами потому что, устанавливая родословіе, они въ срединѣ писали родоначальника, вокругъ котораго концентрично располагали поколенія. Такимъ же образомъ помещали впоследствіи и гербы (рис. 46).
Ромбическій щитъ. Эта форма еще съ первыхъ временъ геральдики предоставлена была для гербовъ девицъ и вдовъ. Онъ представляетъ ромбъ, поотавленный на одинъ уголъ, имеющій горизонтальную діагональ въ 4/5 вертикальной (рис. 47).
Квадратный щитъ. Первоначально такіе щиіы употреблялись исключительно рыцарями, пользовавшимися правомъ иметь свое знамя (barniеre) въ войскахъ сюзерена. Поэтому они свидетельствовали прежде о высокомъ происхождении, но вт. последствіи правило это не соблюдалось (рис. 48).
Кроме вышеприведенныхъ, главнейшихъ формъ геральдическихъ щитовъ, иногда, особенно прежде, употреблялись и иныя (напр. рис. 49).

ДЕЛЕНІЯ ЩИТА.
Въ большинстве случаевъ гербовый щитъ не покрытъ сплошь одного рода финифтью, металломъ или мехомъ, но двумя или несколькими. Такимъ образомъ щитъ какъ бы делится ими на несколько частей, изъ которыхъ каждая получаетъ названіе поля. Деленія щита въ зависимости отъ того, какъ произведены, могутъ быть основныя и второстепенныя. Прежде чемъ перейти кт, самому ихъ определенію, должно заметить, что щитъ изображается всегда, пакт, бы глядящимъ на наблюдателя, такъ что правая сторона его будетъ левою отъ последняго и наоборотъ.
Основныхъ деленій три: разсеченіе, пересеченіе п сношеніе.
Разсеченіе производится перпендикуляромъ, опущеннымъ изъ средины верхней стороны на основаніе
Пересеченіе получается помощью прямой, соединяющей середины боковыхъ сторонъ. Сношеніе — с помощію диагонали. Если диагональ проведеная из правого верхнего угла щита, то получается скошение справа, если из левого - скошение слева.
Эти основныя деленія послужили для образованія также трехъ подразделеній: трехчастнаго, прямоугольнаго и косоугольнаго.
Трехчастное получается отъ повторенія основныхъ деленій. Такимъ образомъ щитъ можетъ быть: трехчастнымъ разсеченнымъ (или дважды разсеченный щитъ) (рис. 54), трех- частнымъ пересеченнымъ (рис. 55) и трехчастнымъ скошеннымъ справа или слева (рис. 56). Есть еще два вида, которые образованы тремя деленіями
щита: трехчастиый разсеченный и скошенный, получающійся помощью перпендикуляра опущеннаго изъ середины верхней стороны на основаніе, но доходящаго лишь до середины щита, отъ которой проведены діагонали къ нижнимъ угламъ его (рис. 57) и 2) трехчастный скошенный и пересеченный щитъ, когда перпендикуляръ возстановленъ изъ средины основанія, а діагонали проведены отъ верхнихъ угловъ щита (рис. 58).
Прямоугольное—получается отъ соединенія разсеченій и пересеченій. Если произведено одно разсеченіе и одно пересеченіе, то щитъ называется четверо - частнымъ . Число частей прямоугольнаго деленія редко бываетъ более 32-хъ, образованныхъ обыкновенно семью разсеченіями и тремя пересеченіями.
Порядокъ частей всегда идетъ справа на лево, сначала въ первомъ верхнемъ ряду), затемъ во второмъ и т. д. (рис. 60).
Косоугольное. Такъ называется деленіе щита, при которомъ, покрывающіе его фиппфти, металлы или меха, сходятся подъ косыми углами въ средине щита ( рис. 61). Если такое деленіе образовано двумя пересекающимися сношеніями, то щитъ называется четверочаетшмъ скошеннымъ (рис. 62 и 63). Если косоугольный
По нашему мненію, нетъ надобности исчислять или выделять ихъ въ особую группу, такъ какъ достаточно будетъ указать въ гербе, какимъ образомъ и чемъ (облаками, выступами, остріями (рис. 65) и пр.) деленіе произведено, такъ какъ редкія исключительныя деленія не свойственны русскимъ гербамъ.
Каждая изъ частей щита, полученная отъ главныхъ его деленій, можетъ быть въ свою очередь снова разделена, образуя тоже второстепенныя деленія щита. Такимъ образомъ, щитъ можетъ быть пересеченный и полу-разсеченный (рис. GG), т. е. такой пересеченный щитъ, нижняя часть котораго разсечена; полу-разсеченный и пересеченный (рис. 67) и т. д. (рис. G8 и 69). Въ такихъ случаяхъ указывается главное деленіе щита, а затемъ какимъ образомъ каждая изъ частей его въ свою очередь разделена.


ГЛАВА ІV-Я.
ГЕРБОВЫЯ ФИГУРЫ.
Крайне редко щит сплоншой или разделенный, бываетъ пустым, т. е. безъ изображеній или эмблемъ. Обыкновенно въ немъ помещаются или особыя фигуры, имеющія условныя значенія, плп-же предметы, взятые изъ природы, общественной жизни, наукъ, искусствъ, и даже фантастическіе, несуществующіе на самомъ деле.
Принятіе техъ или другихъ изображеній въ гербе не было произвольно, но всегда основано на чемъ нибудь, имело особое значеніе, которое съ теченіемъ времени для многихъ гербовъ утеряно.
Какъ мы видели выше, всякій выдающійся подвигъ рыцаря пли успехъ на турнире вносилъ обыкновенно п измененія въ гербовыхъ эмблемахъ. Такъ напримеръ, гербъ знаменитой французской фамиліи Монморанси (рис. 70) первоначально состоялъ изъ червленаго креста въ золотомъ щите. Бушаръ Монморанси прибавилъ четыре лазуревыхъ орлика, какъ символъ четырехъ знаменъ, отбитыхъ имъ у императорскихъ войскъ въ 978 году. Матвей Монморанси прибавилъ къ нимъ еще двенадцать, по числу знаменъ, взятыхъ имъ въ сраженіи при Бувине въ 1214 г. Совершеніе проступка, противнаго рыцарской чести также влекло за собою измененіе въ изображенныхъ въ гербе фигурахъ. Такъ Людовикъ Святой повелелъ, чтобы Жанъ-д’Авенъ, оскорбившій свою мать, сохраняя бывшаго у него въ гербе льва, впредь имелъ-бы его безъ языка и когтей.
Изображенныя въ гербе фигуры, имеющія условныя значенія, получили названіе геральдическихъ фигуръ; все прочія, взятыя изъ действительнаго міра или фантазіи называются негеральдическими фигурами.
Величина изображенной въ гербе фигуры должна быть соразмерна съ полемъ, въ которомъ она помещена. Геральдическія фигуры имеютъ точно определенные размеры, а для остальныхъ последніе зависятъ отъ произвола. Но въ русской и немецкой геральдике принято за правило изображать фигуры возможно большія. Во французской геральдике фигуры небольшія. Если въ одномъ поле помещаются несколько фигуръ, то величина ихъ становится меньше нормальной, при чемъ однородныя фигуры (т. е. изображающія одинъ и тотъ-же предметъ) должна быть одной величины.
Всякая фигура занимаетъ въ щите определенное место, называемое положеніемъ ея, а если ихъ несколько, то оне имеютъ определенное расположеніе. Главнейшихъ положеній девять, которыя уже сами по себе имеютъ значенія, особенно если допустить, какъ то делали первые геральдисты, что щитъ представляетъ самого рыцаря.
Въ этомъ случае быквы Г. Б. Д. (рис. 71) показываютъ место головы и часть эта называется главою щита.
Б.—будетъ вершина главы.
Г. и Д.—правый и левый верхніе углы щита (руки рыцаря).
Е. — почетное место—изображая место шеи, которую украшаютъ знаками отличія.
A. — центръ или сердце щита.
Ж. — фокусъ (пупъ) щита—место живота рыцаря.
B. — оконечность щита—ноги его и
3. и I,—правый и левый нижніе углы щита.
При помощи этихъ 9-ти положеній можно точно указать место фигуры
на щите.
Фигуры помещаясь въ щите могутъ иметь различныя расположенія. Некоторыя расположенія получили названіе правильныхъ въ отличіе отъ другихъ—случайныхъ. Первыя для фигуръ следующія.
Одна фигура, если не имеетъ особаго места какъ некоторыя геральдическія, должна быть изображена въ центре щита. (рис. 72). Но она можетъ быть повышена, понижена, правее или левее, или занимать одно изъ другихъ положеній (рис. 73). Две фигуры должны быть помещены одна подъ другой (і. 1.) (рис. 74 и 75). Три фигуры—две вверху и одна подъ ними (2.1) (рис. 76 и 77); если оне расположены обратно (т. е. 1 п 2) (рпс. 7ь), то такое расположеніе называйся неправильнымъ н терминъ этотъ употребляется п для • всехъ иорашыхъ расположеній фпгуръ.
Четыре фигуры располагаются въ два ряда по две (2.2) (рис. 79); пять фигуръ—въ три ряда (2.1.2 (рпс. 80); во французской и другихъ заиадно-европейскихъ геральдикахъ—2.2.1); шесть фигуръ—въ три ряда (3.2.1) (рис. 81).
Комаровы.—Въ разсеченномъ щите золотая глава обремененная двумя черными распростертыми крылами. Въ правой серебряной части, червленая глава обремененная серебрянымъ ключомъ и шестью комарами натуральнаго цвета (3. 2. 1.). Въ левой червленой части серебряное стропило съ поставленнымъ на вершине его пламенеющимъ сердцемъ. (Общ.Герб. X Ш).
Большее число фпгуръ не имеетъ особаго правильнаго расположенія.
Случайными называются расположенія фигуръ отличныя отъ правильныхъ и неправильныхъ (рис. 82, 83, 84, 85 и 86).
Когда въ щите помещено более 12-тп фигуръ, причемъ некоторыя изъ нихъ выходятъ за края его, то щитъ называется усеяннымъ (рис. 87).
Если фигуры разнородныя, то главнейшею считается или находящая въ центре или большая по величине.
Остальныя фигуры сопровождаютъ, окружаютъ или изображаются такимъ образомъ, что приходится применять описательную форму, для указанія ихъ расположенія въ щите (рис. 88—91).Если фигура помещена на другой, то вторая называется обремененною (рис. 66 и 92). Если-же фигура, какъ-бы опоясываетъ или охватываетъ другія, то последнія называются обреішеннымп (рис. 93). Иногда въ этомъ случае фигура изображается такимъ образомъ, что она і-іе только покрываетъ часть другихъ фигуръ, но и помещается въ несколькихъ поляхъ щита (рис. 94).Фигуры, обременяющія геральдическія, изображаются по направленію этихъ последнихъ (рис. 92). Если же оне помещены иначе, то это всегда указывается (рис. 95).
Переходя къ цвету фигуръ, должно заметить, что основное правило геральдики состоитъ въ томъ, что не должно помещать металла на металлъ, ми финифть на финифть, но металлъ на финифть и наоборотъ.
Такимъ обфазомъ. если ноле металлическое, то въ немъ могутъ быть лишь финифтяныя фигуры, а въ финифтяномъ—металлическія.
Исключенія ивъ этого правила представляютъ: 1) загадочные (ложные) гербы (armes а enqncrre); 2) языки, когти, клювы, чешуя и т. п.—у фигуръ негеральдіческихъ и з) фигуры обрамляющія. Въ этихъ случаяхъ можетъ быть помещена металлическая фигура на металле и финифтяная па финифти.
Но въ нашихъ гербахъ, составленныхъ въ прошломъ столетіи, часто встречается несоблюденіе этого основного положенія, происходящее, надо думать, по незнанію правилъ геральдики (напр. рис. 95).

Гербовые меха, телесная и натуральная финифти помещаются безразлично на металле или финифти.
Некоторые французскіе и англійскіе геральдисты допускаютъ это и для пурпуровой.
Если щитъ состоитъ изъ частей, металлическихъ и финифтяныхъ, то можетъ случиться, что фигуре придется занять часть техъ и другихъ.
Въ этомъ случае, та часть, которая будетъ лежать на металлической, должна быть цвета финифти и наоборотъ. Такая фигура называется переменными с частями финифти и металла. От положения ея в щите и делений его, зависитъ распределения цветов фигуры. Если таких фигур две три или четыре, то цвета последних зависят от их расположения.
Крайне редко встречается еще одинъ способъ изображенія фигуръ: помощью тонкой линіи (обыкновенно черной) обводятся лишь наружные контуры фигуры (рис 108).—Такая фигура называется очерченною.

Глава V
Фигуры геральдическія.

Геральдическія фигуры делятся на почетныя и простыя.
Первыя получили такое названіе потому, что часто жаловались въ знакъ особаго отличія и кроме того оне занимаютъ въ щите наиболее важныя положенія, подобныя которымъ принимаютъ и другія фигуры. Простыя фигуры, обладая некоторыми свойствами почетныхъ, меньше последнихъ по величине и составляютъ какъ бы переходъ отъ фигуръ геральдическихъ къ негеральдп- ческихъ.
Французскіе геральдисты обыкновенно придерживаются иного деленія геральдическихъ фигуръ, а именно на четыре группы: 1) фигуры почетныя или главныя, 2) фигуры второстепенныя, 3) фигуры третьестепенная и 4) уменьшенныя главныя фигуры. Но нетъ особенныхъ основаній для отделенія фигуръ третьестепенныхъ отъ второстепенныхъ, равно какъ и выделенія въ отдельную группу фигуръ уменьшенныхъ (узкихъ). Кроме того, эти четыре группы даютъ целую массу отдельныхъ названій. Принятое у насъ деленіе геральдическихъ фигуръ более простое и имеетъ за собою большія основанія.

ПОЧЕТНЫЯ ФИГУРЫ.
Почетныя фигуры составляютъ: глава (chef, schield-haupt), столбъ (pal, pfahl), поясъ (fasce, balken), перевязь (bande и barre, schragbalken), крестъ (croix, kreuz), стропило (chevron, sparren), кайма (bordure, bord), оконечность (champagne или campagne, schild-fuss), щитокъ (eensson en coeur, schildlein) и вольная часть (franc quartier, vierimg).
Западно-Европейскіе геральдисты прибавляютъ еще андреевскій крестъ (sautoir, schragen) и вилообразный (трехконечный) крестъ (pairle, deichsel); но мы считаемъ ихъ просто разновидностью прямого креста.
Изъ числа этихъ фигуръ—глава, вольная часть и оконечность не могутъ быть повторены на щите, а также повышены или понижены.
Все почетныя фигуры—за исключеніемъ щитка и внутренней каймы—должны касаться сторонъ щита, иначе оне будутъ свободными или укороченными.
Хотя все эти фигуры ограничены прямыми линіями, но иногда последнія могутъ меняться на ломанныя или кривыя, и фигуры тогда получаютъ особыя названія. Такъ оне могутъ быть шиповидныя, когда контуры ихъ имеютъ шипы, зубчатыя, когда они съ зубцами, пнистыя, волнистыя, облачныя, выступ- ныл и т. д.
Даже самая форма фигуръ можетъ меняться. Такъ, нижній конецъ ихъ бываетъ иногда заостренъ, и фигура тогда называется заоспіреною, она будетъ остроконечная если все концы ея острые и т. д. Чаще всего такія измененія встречаются въ крестахъ,
Наконецъ, въ зависимости отъ финифти, металла или меха, почетная фигура можетъ быть, одной финифти, металла или меха (сплошная фигура) или несколькихъ; въ зависимости какъ эти последнія сочетаются, фигуры бываютъ: составныя—когда вся фигура составлена изъ разныхъ металловъ'или финифтей, наставныя когда фигура одного металла или финифти, а концы ея какъ-бы наставлены инымъ; шахматная, когда составлена изъ шахматъ разныхъ финифтей и металловъ; решетчатая и т. д. Въ редкихъ случаяхъ подобное же сочетаніе или эмалей можетъ быть у простыхъ и негеральдическихъ фигуръ.
Если почетная фигура имеютъ размеры менее своей нормальной величины, то она называется узкою. Въ некоторыхъ случаяхъ узкія фигуры, какъ мы укажемъ ниже, имеютъ свои особыя названія.
Глава.—Она занимаетъ верхнюю треть щита и изображаетъ шлемъ, бурелетъ или корону рыцаря (рис. 109). Если глава уменьшена до трети своей ширины, т. е. равна еэ щита (или несколько более), то тогда называется вершиною.
Столбъ.—Некоторые гера льдисты считаютъ, что онъ изображаетъ копье рыцаря, а другіе—столбъ, увенчанный щитомъ, который выставляли бароны, какъ знакъ власти суда надъ вассалами. Столбъ помещается въ щите вертикально, занимая треть его (рис. 1]0). Если онъ утоньшенъ до половины, или даже до */е, то называется столбикомъ (рис. 111). Отличіе трехчастнагоразсеченнаго щита отъ щита, въ которомъ помещенъ столбъ, то что во второмъ случае въ щите три металла или финифти, а въ первомъ два (рис. 112). Если столбъ помещенъ не въ средине, а съ правой или левой стороны щита, то называется правымъ или левымъ бокомъ (рис. ИЗ).
Поясъ. —Изображаетъ поясъ рыцаря, а потому и изображается горизонтально въ средине щита, занимая 7з его (рис. 114). Если поясъ имеетъ лишь одну треть нормальной величины, то онъ иногда называется полосою (рис. 115). Если полосы эти расположены по две, то ихъ называютъ брусьями (рис. 116). Но гораздо чаще, вместо отдельнаго названія, въ обоихъ случаяхъ описывая гербъ говорятъ узкій поясъ. Волнистый поясъ у насъ прежде назывался рекою (рис. 117), а поясъ съ выступами—стеною (рис. 118).
Перевязь. — Она изображаетъ перевязь, на которой рыцарь носилъ мечъ., почему и помещается въ щите діагонально, занимая треть его. Въ щите
перевязь можетъ быть помещена по діагонали изъ праваго верхняго угла—перевязь влево (рис. 119 и 120), или изъ леваго — перевязь вправо (рис. 121). Узкая перевязь называется жердью иногда чертою (рис. 122, 123 и 124). Во французской геральдике, помещенная въ гербе узкая перевязь вправо, служила, въ прошлыхъ столетіяхъ, признакомъ незаконнаго происхожденія владельца его, почему и явилось французское выраженіе: «пё du c6te gauche», а отъ последняго русское—«дети съ левой стороны», въ случае незаконности ихъ происхожденія.
Крестъ.— Онъ въ большомъ почете между геральдическими фигурами, первоначально могъ употребляться лишь лицами, участвовавшими въ крестовыхъ походахъ. Съ теченіемъ времени это правило было нарушено. Громадное число рыцарей, бывшихъ въ этихъ походахъ должно было ввести въ употребленіе и большое число крестовъ, такъ какъ каждый хотелъ иметь его иного вида, и почему изъ всехъ геральдическихъ фигуръ, кресты представляютъ наибольшее разнообразіе. Кроме различія по контурамъ общаго всемъ фигурамъ - они имеютъ свои особыя отличія.
Три вида креста: Прямой, андреевскій и вилообразный.
ревый прямой крестъ, обремененный золотою (трехконечный), послужили основнымъ типомъ для всехъ разновидностей крестовъ.
1) Прямой крестъ—иногда называется геральдическимъ крестомъ.
Эта форма креста образована соединеніемъ столба и пояса (рис. 125). Если онъ серебряный въ червленомъ щите, то иногда называется савойскимъ крестомъ. Укороченный серебряный прямой крестъ въ червленомъ щите, получилъ названіе женевскаго (или швейцарскаго креста), а въ лазуревомъ щите—греческаго креста (рис. 126).
Въ зависимости отъ своихъ контуровъ прямой крестъ бываетъ: лапчатый (рис. 127), зубчатый (рис. 128), пнистый (рис. 129—130), съ выступами
(рис. 131), обручной (рис. 132), чешуйчатый (рис. 133), шиповидный (рис. 134), увеличенный (рис. 135), угииренный (рис. 136), стрельчатый (рис. 137), треугольный (рис. 138), ромбическій (рис. 139), гвоздевидный (рис. 140),
Уширенный крестъ. Стрельчатый крестъ. Треугольный крестъ. Ромбическій крестъ. Гпоздевндыьі й крестъ.
Выступной крестъ иногда бываетъ укороченнымъ (рис. 147). Если онъ сопровождается четырьмя крестиками (небольшими прямыми крестами), то назы-
Головчатый крестъ. Ступенчатый крестъ. Выступной крестъ. Остроконечный кр. Видчатый крестъ.
вается Іерусалимскимъ крестомъ (рис. 148). Выступной крестъ можетъ быть съ шипами (рис. 149).
У головчатаго креста головы или прішоуттия (рис. 150) или опке- ‘ченныя (рис. 151).
Укороченный прямой крестъ можетъ быть вырубленнымъ неправильно (рис. 152) или правильно (рис. 153). Вырубъ можетъ быть двойной (рис. 154).
Уширенный крестъ—образованный четырьмя сходящимися въ средину треугольниками — также иногда имеетъ вырубъ (рис. 155). который бываетъ
Уширенный.
закругленнымъ (рис. 156). Довольно часто вырубъ встречается и у другихъ формъ креста (напр. у лапчатаго (рис. 157—159). Треугольники, образующіе уши-
Ряс. 157. Рис. 158.
ренный крестъ иногда сходятся въ помещенный въ его центре кругъ (рис. 160 и 161). Уширенный крестъ можетъ быть заостренымъ (рис. 162); иногда онъ имеетъ всего три конца, и въ этомъ случае получаетъ названіе неполнаго креста (рис 163).
Изъ другихъ разновидностей прямого креста, укажемъ еще: зарубленный крестъ съ одною (рис. 166), или двумя (рис. 167) зарубками ъ трилистник крестъ (рис. 168).
Почти такое же разнообразіе какъ въ контурахъ, встречается и въ формахъ крестовъ. Главнейшія изъ нихъ следующія:
Атпоніевскій или т-образный крестъ. Крестъ этотъ имеетъ всего три конца, почему иногда и называется трехконечнымъ крестомъ. Французскіе гераль- дисты придаютъ ему вогнутые контуры (рис. 169); немецкіе же—более правильные (рис. 172). Онъ можетъ быть ломанный (рис. 170), наклоненный (рис. 174),
неправильный (рис. 171), прямой (рис. 173), а иногда и опрокинутый—когда перекладина внизу, а древко креста вверху.
Латинскій крестъ. Такъ называется укороченный , прямой крестъ, у котораго нижній конецъ длиннее остальныхъ (рис. 175 и 176). Иногда. крестъ этотъ называется крестомъ страстей Господнихъ (Passion-Kreuz). Латинскій крестъ, у котораго концы лапчатые, причемъ нижній имеетъ небольшое утолщеніе, получилъ названіе креста Св. Якова (рис. 177).
Патріаршій, лотарингскій или крестъ храмовниковъ. Крестъ этотъ шестиконечный (рис. 178 и 179). Если въ шестиконечномъ кресте нижняя перекладина понижена и набита наискось, то крестъ получаетъ названіе русскаго креста (рис. 180).
Осьмиконечный крестъ—имеетъ три перекладины (рис. 181). Если при этомъ онъ трилистный, то часто называется армянскимъ крестомъ.
Десятиконечный крестъ можетъ быть правильный (рис. 182) или косой (рис. 183),
Неполнымъ трилистнымъ крестомъ (рис. 184 и 185) называется такой крестъ, у котораго низшій конецъ не оканчивается трилистникомъ.
Некоторые формы крестов принимаютъ иногда особые формы, при которых получаютъ названіе длинныхъ крестовъ. Изъ последнихъ чаще другихъ встречается: трилистный шестиконечный длинный крестъ (рис. 186), русскій заостреный длинный крестъ (рис. 187), осъмжонечный заостреный длинный крестъ (рис. 188) и лапчатый заостреный длинный крестъ (рис. 189).
Часто встречаются перекрещенные кресты, т. е. такіе, у которыхъ концы имеютъ видъ креста.
Изъ формъ этихъ крестовъ укажемъ: прямой (рис. 191), прямой неполный перекрещенный (рис. 190), прямой заостреный (рис. 192), лапчатый (рис. 193), заостреный лапчатый (рис. 194), выступной (рис. 195), т-образный (рис. 196), двенадцатиконечный (рис. 197), осъмтонечный (рис. 198) и трилистный (рис. 199).
Существуетъ особая форма крестовъ, у которыхъ какъ бы не достаетъ одного конца. Сюда относятся: неправильный пятиконечный крестъ или полуторный крестъ (рис. 20е) и семиконечный неправильный кристъ (рис. 201).
Довольно редко встречаются кресты: узорный (рис. 202), неправильный косой (pic. 203) и осъмиконечный косой (рве. 204). Последній иногда неправильно называется двойнымъ крестомъ.

ПЕРЕКРЕЩЕННЫЕ КРЕСТЫ.
Выступпой. Т-образный. Днепадцатнконечный. Осьмиколечный. Трилистный.
Венгерскимъ крестомъ (рис. 205) называется шестиконечный серебряный крестъ, выходящій изъ золотой короны поставленной на трехъ зеленыхъ холмахъ, помещенныхъ въ червленомъ щите.
Озеровы.—Въ червленомъ щите серебря- Брезовскіе.—Въ щите, пересеченномъ
ный полуторный крестъ. (Общ. Герб. Ill 40). серебромъ л червленью косой неправиль
ный крестъ, переменныхъ съ частями металла и финпфти. (Общ. Герб. V 110).
Георгіевскій крестъ (рис. 206) образуется четырьмя серебряными (белыми) съ золотою каймою, равносторонними треугольниками, сходящимися вершинами въ кругъ съ изображеніемъ Московскаго герба.
Прусскій крестъ (рис. 207), серебряный укороченный крестъ, имеющій въ центре щитокъ съ одноглавымъ чернымъ орломъ, а на концахъ—лиліи.
Мальтійскій крестъ (рис. 208)—-въ червленомъ щите, серебряный крестъ
составленный изъ четырехъ вырубленныхъ, равностороннихъ треугольниковъ, сходящихся вершинами въ центре.
Французскій (пятиконечный) крестъ (рис. 209)—образуется пятью равнобедренными, вырубными треугольниками, сходящимися вершинами въ центре.
Луннымъ (рис. 212), звезднымъ {рис. 213), коронованнымъ (рис. 210 и 211), и шаровиднымъ (рис. 214), называются прямые укороченные кресты концы которыхъ увенчаны полумесяцами, пятиконечными звездами, коронами или шарами.
Змеиные кресты имеют на конце змеиные головы. Кресты встречаются трех видов: змеиный, двухголовый змеиный и прямой змеиный.
Веревочный крест составляется из двух переплетающихся веревок.
Ромбическіе кресты могутъ быть правильные — если ромбы обращены въ одну сторону (рис. 219), и неправильные—если въ разныя.
Змейный крестъ. Двуголовый змеиный крестъ. Прямой змейный крестъ. Веревочный крестъ. Ромбическій крестъ.
Круглый крестъ составляется изъ поставленныхъ одинъ за другимъ круговъ. Если число круговъ во всехъ концахъ одинаковое, то крестъ называется правильнымъ (рис. 221) и неправильнымъ или длиннымъ (рис. 222), когда въ нижнемъ конце крутовъ более чемъ въ другихъ.
Узкій прямой крестъ (рис. 223 и 224),
Какъ и все геральдическія фигуры. крестъ можетъ быть составленъ изъ несколькихъ металловъ или финифтей, причемъ составленіе можетъ быть простое, облачное и т. д. (рис. 226 И 227).
Иногда встречаются еще три вида прямого креста: переплетеный (рис. 228), сквозной (рис. 229) и вырѣзанный (рис. 230).
2). Андреевскій крестъ. Андреевскій крестъ образуется изъ соединеній перевязей влево и вправо (рис, 231). Иногда онъ называется бургундскимъ крестомъ.
Крестъ этотъ можетъ быть узкимъ (ряс. 232), витымъ (рпс.233), трилистны.т (рис. 234), укороченнымъ (ряс. 235), головчатымъ (рио. 236), шаровиднымъ (рис. 236), выступнымъ (рио. 237) и якоревиднымъ (рис. 238).
Соединеніе прямого креста съ андреевскимъ образуетъ двойной крестъ (рис. 240 и 241).
3). Вилообразный крестъ. Брестъ этотъ образуется соединеніемъ обеихъ перевязей и столба (рис. 242 и 243). Если верхняя его часть заполнена, то онъ получаетъ названіе полаго вилообразнаго креста (рис. 244). Вилообразный крестъ можетъ быть опрокинутымъ (рис. 245 и 246), съ выступами (рис. 243), перекрещеннымъ (рис.
247), остроконечнымъ (рис. и 248) укороченнымъ (рис. 249).
Стропило.—Некоторые геральдиоты считали, что оно изображаетъ въ щите шпору рыцаря, но большинство признало его частью барьера или запора,
употреблявшихся въ турнирныхъ загородкахъ. Сходство съ стропилами строительнаго искусства и послужило для его названія. Стропило имеетъ видъ раскрытаго циркуля, ножки котораго упираются въ нижніе углы щита, а вершина несколько ниже верхней линіи его (рис. 250 и 253). Оно можетъ быть повышеннымъ (рис. 252), составнымъ (рис. 253), раздвинутымъ и опрокинутымъ (рис. 254). Два стропила соединяются, образуя соединенныя, стропила (рис. 255); иногда соединяются и три стропила. Стропило можетъ выходить и изъ боковыхъ сторонъ щита, въ этомъ случае обыкновенно бываетъ два стропила, выходящія изъ противоположныхъ сторонъ, скрещивающіяся между собою (рис. 256).
Полый вилообразный крестъ.
Кайма.—Кайма окружаетъ щить со всехъ сторонъ и имеетъ 1/3 его ширины (рис. 257—259). Она служитъ символомъ милости и покровительства.
Государи часто жаловали кайму въ гербъ, въ знакъ того, что лицо ее получившее, находится подъ личною ихъ охраною. Если кайма не касается сторонъ щита, то называется внутреннею (рис. 260).
Вольная часть— Такъ называется квадратъ, занимающій несколько менее од- пой изъ частей четверочаетнаго деленія и помещенный въ правомъ или въ левомъ углу щита. Вольная часть получила большое примененіе въ гербахъ городовъ, где въ ней обыкновенно помещенъ гербъ губерніи.
Во Франціи, когда императоръ Наполеонъ І-й создавалъ повое дворянство, то онъ ввелъ въ гербахъ особыя отличія, сообразно должности, занимаемой въ Имперіи. Отличія эти состояли въ главахъ и вольныхъ частяхъ (franc-quartier). Такъ, напримеръ, бароны должны были иметь въ героахъ червленую вольную часть въ левомъ углу щита, обремененною сереоряною шпаюю, остріемъ вверхъ.
Щитокъ - Щитокъ занимаетъ 1/3 щита и помещается въ средине последняго (рис. 259 и 260). Иногда онъ жаловался Государями, но большею частью служилъ только условнымъ знакомъ между рыцаремъ и его дамой.
Оконечность.— Оконечность занимаетъ нижнюю треть щита (рис. 261 и 262). Узкая оконечность называется окраиною.
Иногда несколько почетныхъ фигуръ соединяются вместе, образуя сложныя почетныя фигуры. Такія соединенія чаще всего образуютъ столбъ, поясъ и стропило (рис. 263).


ПРОСТЫЯ ФИГУРЫ
Главное отличіе простыхъ фигуръ отъ почетныхъ то, что первыя могутъ располагаться по направленіямъ последнихъ, т. е. въ столбъ, поясъ, крестъ и т. д. и помещаться на почетныхъ фигурахъ.
По своей форме простыя фигуры делятся: на і) треугольныя—остріе, клинъ и треугольникъ, 2) четыреугольныя—квадратъ, брусокъ, гонтъ и ромбъ, и з) круглыя монета и шаръ. Къ простымъ-же фигурамъ должны быть отнесены турнирный воротникъ и полукружія.
Шредеръ.—Въ червленомъ щите серебряное вогнутое остріе, обремененное стоящимъ на земле деревомъ натуральнаго цвета, съ четырьмя кущами. (Общ. Герб. IV 139).
Простыя фигуры иногда бываютъ вырезаны. Въ этомъ случае оне называ. ютоя сквозными—когда внутреннія контуры параллельны наружнымъ и просверленными—когда внутреннія контуры составляютъ окружность.
Остріе.—Остріемъ называется треугольникъ, основаніемъ котораго служитъ нижняя сторона щита, а вершина касается средины верхней стороны (рис. 264). Въ редкихъ случаяхъ стороны острія могутъ быть выпуклыя или вогнутыя (рис. 265). Оно можетъ быть укороченное (рис. 266)—когда вершина его не
касается верхней стороны щита, опрокинутое (рис. 267), узкое (рис. 271 п 272) и выходящее изъ боковой стороны щита (рис. 268).
Елинъ.—Такъ называется прямоугольный треугольникъ, помещаемый обык
ронній (рис. 270). Въ редкихъ случаяхъ треугольникъ можетъ быть сквознымъ (рис. 273).
Турнирный воротникъ.—Такъ называется фигура, въ виде трапеціи въ нижней стороне которой сделаны два выреза такимъ образомъ, что получаются какъ бы три зубца (рис. 274). Турнирный воротникъ у насъ обыкновенно назывался „фигурой о трехъ зубцахъ".
Полукружія—встречаются въ гербахъ крайне редко и всегда располагаются симметрично (рис. 275).
Евадратъ, брусокъ и гонтъ—крайне редко употребляются въ гербахъ ввиде самостоятельныхъ фигуръ, но обыкновенно встречаются при деленіяхъ щита
«РУССКАЯ ГЕРАЛЬДИКА» выходитъ выпусками. Всего будетъ семь выпусковъ по ТРИ рубля каждый. Въ тексте будетъ помещено около 3000 риеунковъ.

Подписка на второй и последующіе выпуски принимается въ книжномъ магазине А. Ф. Цинзерлинга, (бывш. Мелье и К0.), Невскій, 20 у Полицейскаго моста.

Цена 3 РУБЛЯ.

Выписывающіе изъ книжнаго магазина А. Ф. Цинзерлинга за пересылку не платятъ. Высылается наложеннымъ платежемъ.

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom
яндекс.ћетрика